Писатель-фантаст Денис Морозов

Читать книги фэнтези бесплатно!

Глава 10. Тайна исчезнувших предков

Дорожка из блестящей полированной плитки уводила его вперед, в полутьму. Звук шагов отдавал гулким эхом. Белянка схватила его за ладонь и дрожащим голоском протянула:

- Тихоня, не ходи туда! Я боюсь!

Он погладил ее ладошку и ответил:

- Я тоже боюсь. Но я хочу разгадать тайну забытых предков. Ради нее мы отправились в это ужасное путешествие, ради нее спустились на дно. Не отступать же, когда остается всего один шаг!

И он решительно двинулся вперед. Неожиданно его нога провалилась в пустоту. Он покатился вниз и невольно утащил за собой Белянку. Вдвоем они кубарем скатились по высоким ступеням, ударяясь о каменные выступы. В конце лестницы их ожидал холодный пол, на их счастье заросший мягким мхом.

- Ты как? – спросил Тихоскок, потирая ушибленный бок и помогая подняться Белянке.

- Ох, ударилась! – жалобно протянула она.

Перед ними лежал просторный зал, тонущий в темноте. Широкие иллюминаторы в стенах слабо светились – в них время от времени виднелись вспышки то ли бомб, то ли вулканического извержения. Но сюда шум и грохот не доносились. Перед огромной приборной панелью стоял ряд широких кресел. Тихоскок забрался на среднее и удивленно сказал:

- Ого! Если предки и вправду существовали, то были как минимум вдвое выше нас! Это кресло для настоящего великана. Попробуй!

Белянка, кряхтя и охая, вскарабкалась на соседнее кресло и заерзала, устраиваясь поудобнее. Ее сиденье качнулось и повернулось вокруг оси – оно было установлено на высоком вращающемся штыре. Тут же над их головами вспыхнул яркий свет.

От неожиданности Тихоня зажмурился и едва не соскочил вниз, под сиденье – его понесло туда инстинктивное желание спрятаться. Однако Белянка осталась на своем месте. Он украдкой взглянул на нее, убедился, что она не заметила его испуга, и принял гордый вид, который должен был говорить: я чувствую себя уверенно и спокойно, я контролирую ситуацию!

- Как ярко сияют эти свечи! – ошеломленно проговорила Белянка. – Посмотри, как они высоко!

Действительно, фонари висели под самым куполом, до которого было, как до неба. Но Тихоня не стал разбираться с тем, как свечи могли зажечься сами собой – в конце концов, Предки были знаменитыми колдунами. Его занимала приборная панель. Она пестрела огромным количеством кнопок, тумблеров и переключателей, под которыми виднелись таблички с лаконичными надписями. Однако все надписи были сделаны на незнакомом языке, да и сами буковки казались нелепыми и смешными.

- Что там написано? – сгорая от нетерпения, спросила Белянка.

- Откуда я знаю? – недовольно буркнул Тихоня. – У нас в школе такому не учат.

- Посмотри, какие забавные тут буковки, - не унималась подружка. – Вот эта похожа на нашу «тюрю» - одна палочка вверх и одна поперек: «Т». Вот это «дзюпа», а это «цуца». Ой, посмотри, я нашла «щапу»! – радостно заголосила она. – Но другие буквы вообще нельзя прочитать. Кто же так пишет? Бока косые, смотрят в разные стороны. Перекладина посередине. Как будто стремянку раздвинули. А вот вообще какая-то дырка! Круглая, как колесо. Я догадалась! У твоих предков были кривые руки!

- Они такие же мои, как и твои, - недовольно сказал Тихоскок.

Ему очень не хотелось ударить носом в грязь перед подругой, но прочитать надписи он не мог.

- А вот я пишу гораздо понятнее! – похвасталась девушка. – У меня все черточки прямые и ровные. Профессор Гладкошерст всегда хвалил меня за каллиграфию.

Тихоскок взглянул на свои изогнутые пальцы с длинными когтями и невольно спрятал их за спину. Красивым правописанием он похвастать не мог: вертикальные палочки у него все время заваливались набок, а горизонтальные пересекались, как в сумасбродной геометрии непризнанных гениев науки. Но рисовать кругляшок вместо письменного знака и ему не пришло бы в голову: ведь это уже иероглиф! Нет, распутать письмена предков будет непросто!

Однако вслух он сказал:

- Ерунда! Сейчас я во всем разберусь!

И победоносно взглянул на Белянку. Она посмотрела на него с уважением. Приободренный, он принялся щелкать тумблерами наугад, приговаривая:

- Так, ну тут все понятно. А это что? Ах, конечно. Так я и думал!

При этом он понятия не имел, что может случиться от этих загадочных кнопок. Большинство из них были сломаны и не поддавались. Другие раскалывались на кусочки при первом прикосновении. Однако некоторые продолжали работать, как и многие годы назад. Они звонко щелкали, и после каждого такого щелчка фонари под куполом вспыхивали и мигали, а в стенах раздавалось загадочное гудение, будто там проползал шустрый и очень шумливый дракончик.

- Их тут сотни! – зачарованно проговорила Белянка. – Нам и недели не хватит, чтобы все осмотреть.

- Какая неделя? – с досадой откликнулся Тихоскок. – Посмотри в окна. Вода так и бурлит. Еще немного – и вулкан забросает нас камнями.

- Тогда давай побыстрее!

- Да стараюсь я, стараюсь. Эх, если бы знать, как у них все тут устроено…

Тянуться к высокой панели было ужасно неудобно. Кресло было предназначено для сидения, однако достать с него до кнопок и тумблеров он мог, только вытянувшись во весь рост. В конце концов он плюнул на приличия, вскочил на приборную панель и принялся ползать по ней на четвереньках, надеясь, что подруга простит ему это шалопайство.

- Тихоня, а у тебя на ключе не такой человечек? – спросила Белянка.

Она указывала на большой рычаг, торчащий из стены. Над рычагом виднелось изображение того самого существа, которое расставило руки в стороны. Картинка получалась  похожа на звездочку. Тихоскок подбежал к рычагу, прыгнул и ухватился за него обеими лапами, но тот даже не шелохнулся.

- Белянка, помогай мне! – с натугой позвал он.

Подружка повисла на его поясе, и рычаг медленно пополз вниз. Свет вокруг начал меркнуть. Из широкой трубы, напоминающей пушку, вырвался сноп яркого сияния и ударил в высокий купол, по которому заструились светло-синие звезды.

- Посмотри, как это похоже на звездное небо! – зачарованно проговорила Белянка.

Звезды складывались в созвездия и разлетались в разные стороны. Одни изображения сменялись другими, а труба все выплевывала и выплевывала новые снопы ярких сполохов, которые отображались на куполе в виде чудесных картин.

Тихоскок опустился на панель и устроился на ее мягкой поверхности. Белянка примостилась рядом, прижавшись к нему трепещущим боком. Она дрожала от волнения и страха – все происходящее и тревожило, и завораживало ее.

На куполе возникло изображение мужчины и женщины. Они были похожи на памятники, стоявшие в зале, но казались подвижными и живыми. Лица их были тревожны и немного печальны. Они заговорили на неизвестном языке, полном глухих гулких звуков. Он не был похож на пискливое верещанье крыс, но казался красивым и красочным.

- Что они говорят? – с нетерпением спросила Белянка.

- Подожди! Сейчас сама все увидишь! – успокоил ее Тихоскок.

Первым заговорил мужчина. И сразу же за его спиной поплыли изображения стран и удивительных городов с невероятно высокими зданиями, уносящимися в небеса. По широким улицам потоком неслись самодвижущиеся повозки, под облаками мелькали летучие корабли.

- Смотри, смотри, он поднимается над облаками! – завизжала от восторга Белянка. – Сейчас он улетит за восьмое небо!

В самом деле: серебристая ракета вырвалась за пределы земли и понеслась по ночному простору, в котором луна и солнце казались огромными немигающими шарами.

- Сила дня, сила ночи! – зачарованно прошептал Тихоскок. – Я верил, что наши предки были великими магами, но такого не ожидал даже от них!

Речь продолжила женщина. Ее голос стал сумрачным и беспокойным. Она показала огромные льдины, откалывающиеся от арктических ледников. Им на смену пришли прибрежные города, тонущие в поднимающемся океане. Смерчи, ливни и грады сменялись изображением засухи и запустения земли. Почва рассыхалась и превращалась в глину, травы переставали расти, хлеба – колоситься. Огромные леса обращались в пепел и прах, и то, что от них оставалось, накрывали огромные волны, поднимающиеся из океана.

- Выходит, легенды говорят правду? – удивленно сказал Тихоскок. – Человеческая Атлантида действительно существовала? Только располагалась она не на отдельном острове, а повсюду. И она ушла под воду. Но как такое могло случиться?

Мужчина и женщина продолжали говорить, попеременно сменяя друг друга. Их речь была такой выразительной, что Тихоскок начинал понимать ее. Белянка кивала головой вслед за самыми яркими высказываниями – она тоже улавливала их смысл.

- Мне кажется, что я их понимаю, - прошептала она.

- Трудно их не понять, - согласился Тихоня.

«Мы не хранили нашу землю, - говорили великие предки. – Мы черпали ее богатства, как будто они бесконечны, и даже тогда, когда стало ясно, что они кончаются, мы не могли остановиться. Защитный слой неба растаял, и солнце начало выжигать все живое. Реки, озера и даже моря обмелели. Сначала нечем стало поливать поля, а после нечего стало пить.

Плодородный слой почвы иссох, и земля перестала давать урожай. Наступил голод и мор. Мы, как неразумные крысы, продолжали тянуть из земли последние жизненные соки. Она отдавала их нам и умирала у нас на глазах. Погибнет земля – погибнет и человечество. Мы надеемся, что со временем жизнь возродится. И может быть, появятся новые разумные существа. Они придут нам на смену. Но это будут уже не люди.

Мы не знаем, кто придет вместо нас. Может быть, наши ближайшие родичи – обезьяны, а может, это будут крысы, потому что они самые стойкие и живучие. Кто бы это ни был – они не должны повторить наших ошибок. Они не должны вести себя по-крысиному и вытягивать из земли ее жизненную силу. Они должны быть разумнее нас».

- Они обращаются к нам, - догадался Тихоня. – Они не хотят, чтобы мы совершили те же ошибки. Иначе после нас никого не останется. Земля будет жить вечно, жизнь на ней сохранится, но только от нас зависит, будут ли это наши прямые потомки, или кто-то другой.

- Нам нужно вернуться в Крысиное гнездо, - вымолвила Белянка. – Нужно рассказать об этом всем остальным.

- А кто там будет слушать? – с горечью возразил Тихоскок. – Гнилозуб? Твердолоб? Или, может, епископ Муровер со своими инквизиторами?

- Найдутся те, кто услышит, - убежденно сказала Белянка. – Но сначала нам нужно отсюда выбраться. И сдается мне, что подняться со дна будет труднее, чем спуститься.

Неожиданно темную воду за иллюминаторами прорезала ослепительная вспышка. Глубинная бомба разорвалась прямо над жерлом клокочущего вулкана. Осколки ее разлетелись и принялись медленно оседать на дно. Остатки бомбы вулкан проглотил, смачно чавкнув невидимым брюхом.

- Хвала Мудрым, на этот раз пронесло, - отлегло от души у Тихони.

И тут же вулкан разразился оглушительным грохотом. Из его чрева вылетела целая россыпь огромных камней, а за ними хлынул поток раскаленной лавы. По стенам подводного зала застучала каменная дробь, а один из валунов рухнул прямо на купол и проломил в нем дыру, в которую тут же хлынул поток пенящейся воды.

- Ой! – только и смогла произнести Белянка.

Вода обрушилась на пол зала, расколола блестящую плитку, снесла кресла, сорвала с приборов защитную пленку, которой они были прикрыты. Со стен начали рушиться стеллажи, из которых с грохотом вылетали сотни контейнеров и коробок. Распахнувшись, они рассыпали по полу груды блестящих дисков, магнитиков и кристаллов всех форм и размеров. Потоки воды подхватывали их и несли по широкому залу, разбивая о стойки.

Тихоня подполз к краю приборной панели и свесился вниз. В лицо ему хлестнула волна, чуть не смыв в пенный водоворот. Он едва удержался, вцепившись когтями в пористый материал, которым была отделана поверхность панели, и тут же волна подняла и швырнула в него небольшой круглый предмет, который сверкал в отблесках отдаленных огней, как драгоценный камень.

Предмет этот угодил Тихоскоку в нос и сбил его с ног. Тихоня свалился в воду и повис, уцепившись за край приборной доски. Он был так ошеломлен, что на какое-то время лишился голоса и не мог позвать на помощь. На его счастье, Белянка заметила беду и бросилась на выручку.

Он заметался, пытаясь зацепиться хвостом за одну из кнопок. Девушка поймала кончик его хвоста и изо всех потянула на себя. Перевернув Тихоню вверх тормашками, она выудила его из воды. Тихоскок уселся, пытаясь отдышаться. Вода стекала с него ручейком.

- Ух ты, как здорово меня приложило! – сказал он, потирая ушибленный нос. – Что это мне прилетело?

Он поймал катающийся по панели предмет, брошенный в него прибоем. Это был гладкий прозрачный шар на подставке из золотистого материала. Тихоня взял его в руки – тот как раз помещался в ладонях. Подставка позволяла удобно расположить его на ровной поверхности. Шар несколько раз повернулся вокруг наклонной оси, показав рельефную карту неведомых материков, спрятанных в его глубине.

- Похоже на глобус, - заметила Белянка, вертя его пальцами.

- Какой-то он необычный, - отплевываясь от воды, отозвался Тихоня. – У нас таких делать не умеют. Посмотри, карта спрятана в глубине, под прозрачным слоем стекла. Как ее туда запихали?

Ответить Белянка не успела. Дыра в проломленном куполе разверзлась еще больше, и пенящийся поток забурлил вдвое сильнее. Движущееся изображение под потолком пропало, звук человеческих голосов затих. Свет фонарей замигал и начал тускнеть.

- Нам нужно выбираться, иначе нас тут затопит! – крикнул Тихоня, хватая Белянку за руку.

Растерянная альбиноска покорно позволила спустить себя с приборной панели. Тихоскок спрыгнул первым и тут же оказался по пояс в бурлящей пене. Его едва не сбило с ног, но он удержался, снял Белянку и бережно поставил ее на пол.

- Держись за меня! – прокричал он ей на ухо, перекрывая шум падающей воды. – Если тебя собьет и потащит, хватайся за все, что торчит из стен!

Поддерживая друг друга, они пробарахтались к лестнице, с которой недавно скатились. Ступени были высокими и крутыми, и Тихоскоку приходилось наклоняться и подтаскивать за собой Белянку. Вода преследовала их, затапливая одну ступень за другой, и они бросились через зал по аллее статуй, держась за руки и вопя:

- Ветрогон! Лихогляд! Быстро уходим отсюда! Нас затопляет!

Пожилой шкипер от неожиданности выпустил из цепких лап бутылку, которую он пытался всунуть в свой импровизированный мешок. Она со звоном ударилась о бетонный пол и раскололась на части. Осколки разлетелись вокруг маленькими зелеными блестками.

- Вот тебе и морское стекло! – озадаченно пробормотал Ветрогон. – Выходит, это всего лишь осколки старинных бутылок? Но как их обкатывает волнами!

Тихоскок сунул ему в ладони хрустальный шар и прошептал:

- Сохрани это! Это может быть ценным!

Пираты мгновенно откликнулись на крики Тихони, гулкое эхо которых разносилось под сводами. Лихогляд выбрался на аллею, держа в лапах мешок, набитый стеклянными сосудами.

- Что случилось? – недовольно спросил капитан. – Отчего такой шум?

- Вулкан пробил купол, - поспешно заговорил Тихоскок. – Вода уже поднимается. Нам нужно надевать колпаки и смываться.

Лихогляд не стал долго раздумывать. Он отдал короткий приказ подчиненным, и те бросились к выходу.

Вода поднялась и хлынула к ним, захлестывая по пути каменные пьедесталы.

- Тихоня, бежим! – верещала Белянка.

- Нет! – остановил ее Лихогляд. – От подводного Дьявола нельзя уйти просто так. Крысолов нас не отпустит. Надо что-то ему пожертвовать.

- Что еще? – огрызнулся на пирата Тихоскок.

- Твой талисман! – заявил Лихогляд.

Он стремительно подскочил к Тихоне, сорвал с его шеи «Силу светил» и ринулся к статуе Крысолова.

- Эй, куда? – растерянно прокричал Тихоскок. – Я без «Силы светил» не уйду! Она хранит меня с детства!

Но Лихогляд его даже не слушал. Он взобрался на подножие памятника и ловко набросил цепочку прямо на флейту пляшущего человека, уводящего за собой крыс. Серебристый лик Луны и сплавленный с ним золотистый лик Солнца сверкнули на высоте и принялись раскачиваться, как маятник.

- Что ты сделал? – в бешенстве заорал Тихоскок. – Как мне теперь его достать?

Лихогляд схватил его за рукав и потащил к выходу. Тихоскок вырвался и бросился назад. Навстречу ему хлестали холодные волны потопа. Они сбивали его с ног, накрывали с головой и грозили унести прочь, но Тихоня упорствовал.

- Нет времени! Сейчас всех затопит! – кричал ему Ветрогон.

- Погружайтесь! Я скоро буду! – крикнул ему Тихоня и начал карабкаться на каменный постамент.

Памятник только с виду выглядел маленьким, на самом деле он оказался высоким и скользким. Взбираться на его гладкие плитки было трудно, но Тихоне удалось запрыгнуть. Вода еще не успела залить постамент, но до раскачивающейся цепочки было слишком высоко, и как он ни тянулся, дотронуться до нее не удавалось.

Преодолев суеверный страх, он вцепился когтями в колено статуи и подтянулся. Его вдруг пронзила мысль: «А что, если легенда окажется правдой, и статуя сейчас оживет, почувствовав мое тепло? Что, если Великий Крысолов вырвется на свободу и угробит всех крыс? И начнет он с меня, с Белянки и со всех, кто попадется ему под горячую руку?»

Ему стало так страшно, что он чуть не свалился в бурлящую воду. Однако он преодолел себя и полез вверх. На его удачу, Крысолов так смешно растопыривал руки, что уцепиться за них было нетрудно. Карабкаясь и скользя, Тихоскок прополз по длинной флейте до самого края и сорвал цепочку с качающимся талисманом.

В этот миг пол под ногами дрогнул, и земля глухо загудела. Раздался оглушительный грохот, на купол обрушился новый валун и пробил еще одну брешь,  сквозь которую тут же хлынул целый водопад.

- Второй толчок! – закричал Ветрогон. – Еще немного, и мы останемся тут навсегда!

Мутный поток обрушился на высокую статую женщины с факелом. Статуя не выдержала, подкосилась и рухнула, ее факел упал прямо на Крысолова и разнес его на мелкие обломки. Тихоскок обеими лапами вцепился в каменную флейту, но она загремела в воду и ушла на дно. Он едва успел вынырнуть, высунул нос наружу, и, поднимая вверх сжатую в кулаке цепочку с качающимся талисманом, победно заголосил:

- Сила дня, сила ночи!

- Тихоня, спасайся! – закричала Белянка.

Поток подхватил его и понес к выходу из зала. Его друзья вскарабкались на постамент всадника с вытянутой рукой и готовились надевать колпаки. Ветрогон протянул ему руку, поймал за загривок и выудил из стремнины.

- У меня плохая новость, - мрачно проговорил шкипер. – В колпаки больше не нагнетают воздух. Своего запаса в них хватит от силы на полчаса. Но этого очень мало. Подниматься наружу нужно медленно, а перед выходом на поверхность сделать долгую остановку, иначе кровь в жилах вскипит, и будет не уцелеть. А нам еще нужно думать, как уйти от дракона.

- Да, дракон, - задумчиво произнес Лихогляд и потер подбородок. – Заклятье еще не исполнено. Осталось две жертвы. Пока он не сожрет их – не даст вынести сокровища на поверхность.

- Брось ты эти сокровища, - беспечно сказал Тихоскок. – У нас есть кое-что поважнее. Это новые знания, которые перевернут весь крысиный мирок.

- Только если нам удастся вернуться, - возразил капитан. – Да и где ты видел пиратов, бросающих честно нажитую добычу?

- Все это уже неважно, - сказал Тихоскок. – Сейчас будет третий толчок. После него поднимется огромная волна, которая смоет все на своем пути. Шансов уцелеть все равно не осталось.

За пределами зала раздался глухой отзвук разорвавшейся глубинной бомбы. Вулкан затаился на пару мгновений, а потом выплюнул из своих недр целый сноп раскаленных камней. Морское дно задрожало и затряслось, вода забурлила от жара. Один из валунов обрушился на свод купола и пробил в нем новую брешь. Поток низвергающейся воды превратился в водопад, он захлестнул путников и потащил их к искусственному озеру.

- Белянка, надевай колпак! – только и успел прокричать Тихоскок.

Бурлящие волны смыли крыс и бросили их на глубину. На свое счастье, все они успели натянуть колпаки, правда, Тихоня все-таки нахлебался соленой воды. Чья-то лапа крепко схватила его за пояс и потянула к выходу. Повертев головой, Тихоскок увидел, что это был Ветрогон. Второй лапой он тянул упирающуюся Белянку. У Тихони отлегло от души, и он позволил увлечь себя к Поющим Воротам. Пираты торопились за ними сзади, но он не обращал на них внимания.

Белянка волновалась. Она никак не хотела идти вперед и постоянно показывала ему волнообразные знаки, которые он никак не мог понять. Наконец, сквозь воду до него донесся ее крик:

- Дракон! Впереди дракон!

Тихоня опомнился и остановился. Но было уже поздно. Ветрогон выхватил у него круглый ключ и вставил его в углубление в башне. Ворота со скрежетом разъехались в стороны, в уши ударила железная музыка. Течение подхватило его и понесло вперед. Он увидел, как рядом кувыркается Белянка, которую несет следом. Ветрогон остался сзади. Он печально смотрел им вслед сквозь прозрачный колпак и махал рукой, как будто прощаясь. К нему приблизились пираты. Лихогляд обнял шкипера за плечи и крепко сжал.

За воротами города мелькнула извилистая тень. Белянка встала на четвереньки и зарылась лапами в песок, пытаясь противостоять течению. Тень заструилась к ним, и Тихоскок увидел огромную морду с распахнутой пастью и желтыми выпученными глазами.

- Белянка, греби ко мне! – завопил он.

Ворота у них за спиной закрывались. Течение ослабло, это позволило им вернуться, но они не успели – широкие створы захлопнулись у них перед носом, и тяжелая музыка стихла. Дракон изогнулся у них за спиной и заложил крутой вираж, выбирая позицию для атаки. Белянка на миг онемела, а потом принялась изо всех сил колотить в запертые ворота и кричать:

- Ветрогоша, открой! Пусти нас, иначе дракон нас сожрет!

Однако звенящая музыка больше не раздавалась. Тихоскок посмотрел вверх. Ворота выходили из двух высоких башен, стены которых казались глухими, без единого просвета. Но дальше, на высоте, можно было разглядеть темные провалы бойниц. Он отцепил с пояса лишний груз и попытался всплыть, но Белянка никак не могла понять, что нужно делать.

- Отцепляй балласт, лезем вверх! – знаками показал он, но она не поняла.

Тихоскок попытался снять с нее груз, подвешенный к поясу на веревках, но тот был привязан морскими узлами, и развязать их не удалось. Срезать их было нечем. Тихоня набрал воздуха, стянул с головы колпак и принялся перегрызать веревки передними резцами. Тяжелые камни упали, и Белянка начала подниматься. Тихоскок взял ее за руку и потянул за собой. Тень дракона мелькала у них за спиной, но смотреть на нее было некогда. Едва Тихоня достиг узкой бойницы, как полез внутрь. Белянка влезла за ним. Самым трудным оказалось протащить колпак – он едва прошел в узкую щель.

Несколько отчаянных рывков – и они оба всплыли под потолком башни, в тесном воздушном пузыре. Тихоскок наконец отдышался и выплеснул воду из перевернутого колпака. Рядом бултыхалась Белянка. В башне было темно, он не видел ее, но слышал, как она барахтается, поднимая вокруг себя тучу брызг.

- Плыви к стене! Нам нужно за что-нибудь ухватиться! – крикнул он.

Однако звук барахтанья не удалялся, а, наоборот, приближался к нему.

- Сейчас я тебя придержу! – сказал он.

И в этот миг откуда-то из темноты его по носу ударил твердый кулак.

- Белянка, ты что? – опешил Тихоня.

- Какая еще Белянка? – раздался хриплый голос пиратского капитана.

Вспыхнул свет. В его смутных отблесках заплясали тени пиратов, воспользовавшихся воздушным пузырем, чтобы отдышаться. Ветрогон вынул из-под прозрачного колпачка светильник и принялся раздувать его поярче. У стены Сиволап и Чумадур держали Белянку, не давая ей шелохнуться.

- Тут нельзя жечь огонь, - мрачно сказал Тихоскок. – Сгорит воздух, и станет нечем дышать.

- Ничего, сейчас мы передохнем и начнем подниматься, - ответил из полутьмы голос Лихогляда.

- Никуда вы не подниметесь. Дракон вам не даст, - злорадно бросил ему Тихоскок.

- Верно. Он не успокоится, пока не сожрет еще двух крыс, - голос пирата гулко разносился под сырыми каменными сводами башни. – Я капитан, и не могу скормить ему членов пиратского братства. А вот вы двое не из моей команды. Так что придется пожертвовать вами.

- Ветрогоша, спаси нас! – заверещала Белянка.

Ветрогон опустил светильник и отвел взгляд.

- Не проси его. Это бессмысленно. Он теперь с ними, - мрачно сказал Тихоскок.

Лихогляд издевательски рассмеялся.

- Ваш друг принял правильное решение, - сказал капитан. – Он много лет плавал на моем корабле, но после сошел на берег и постарался забыть те грехи, которые успел натворить. Но пираты бывшими не бывают. Либо ты в братстве, и тогда все за тебя, либо ты бросил команду и стал отщепенцем. Тогда ты получишь черную метку.

- Ветрогон, ты был пиратом? – глаза Белянки удивленно расширились.

- Это было давно. Я не хотел вспоминать, - смущенно проговорил Ветрогон.

- Если ты хочешь вернуться в команду, то выполнишь мой приказ, - резко сказал ему Лихогляд. – Приказываю вытащить этих лохов из башни и отдать на съедение дракону. Если выполнишь – поднимешься на поверхность с добычей и получишь почетное место под моим флагом. Если нет – сам пойдешь на корм чудищу.

- Извините, ребята, но выбора у меня не осталось! – сказал Ветрогон.

Он подплыл к друзьям и принялся опутывать их руки веревкой.

- Ты что, с ума сошел? Мы же утонем! – закричал на него Тихоскок.

- Дракону без разницы. Он вас в любом виде слопает, - буркнул в ответ шкипер.

Белянка смотрела на бывшего друга и тихо всхлипывала. Ветрогон избегал встречаться с ней взглядом.

- Сиволап, Чумадур, помогайте ему! – скомандовал капитан.

Оба пирата – низкий и толстый Сиволап и высокий худой Чумадур – принялись обвязывать Тихоскока с Белянкой веревками. Тихоня едва успел надеть на подружку колпак, как их потянули ко дну. Ветрогон грубо вытолкал их из затопленного входа в башню, и они снова оказались перед воротами.

- Я приоткрою ворота чуть-чуть, чтобы дракон не заплыл. Как только появится щель, толкайте их наружу! – знаками начал объяснять он пиратам.

Сиволап с Чумадуром с готовностью закивали и натянули веревку потуже, отчего у Тихони перехватило дыхание. Музыка заиграла, ворота со скрежетом начали раздвигаться. В узкую щель хлынул поток воды. Тихоскок ощутил, как его отрывает от дна и несет вперед. Он оглянулся на Белянку – та отчаянно барахталась, пытаясь удержаться на месте. Но пираты не оставляли им шансов: они подтащили их к щели и начали выталкивать наружу.

- Постойте! Посмотрите сначала, там ли дракон! – велел им Ветрогон.

Толстый Сиволап боязливо высунул нос за ворота. Тощий, как жердь, Чумадур вскарабкался на его плечи и начал вертеть головой. Неожиданно оба они отпрянули, и с расширенными от ужаса глазами начали размахивать лапами. Объяснять было не нужно: дракон тут, и он поджидает жертву.

- Полундра! Он сейчас заплывет! – переполошил их Ветрогон, указывая вперед.

Оба пирата в панике обернулись и попятились назад. И в этот же самый миг Ветрогон ловкой подсечкой сбил их с ног и столкнул в водную струю, несущуюся за ворота. Оба пирата угодили в водный поток и кубарем покатились вперед. Как только их унесло в щель, Ветрогон повернул ключ, и ворота с шумом захлопнулись. Музыка смолкла.

Из-за ворот донеслись отчаянные возгласы и шум борьбы, но через несколько мгновений все смолкло, и у Тихоскока в оборванном ухе зазвенел только шум от взволнованной крови, да раздавались глухие раскаты извергающегося вулкана.

Ветрогон шагнул к нему с острым кортиком. Тихоскок испугался и зажмурил глаза, но шкипер срезал веревку, спутавшую его руки, а после освободил Белянку.

- Нам нужно спасаться! – знаками показал он. – Всплываем!

- Нет! – запротестовал Тихоскок. – Дракон заметит и схватит нас!

- Он уже насытился! Мы проскользнем!

- Если бы мы были с тобой одни, то я, может быть, и рискнул бы. Но Белянкой я рисковать не стану! – замотал головой Тихоня.

- Воздух кончается! – постучал когтем по колпаку Ветрогон. – Его перестали качать!

Тихоскок махнул ему лапой, подхватил Белянку, и побрел в сторону, противоположную воротам – туда, где раздавался глухой рокот извергающегося вулкана. Чем дальше он шагал, тем горячее становилась вода. Раскаленные камни то и дело прорезали толщу воды прямо перед его лицом, взметая со дна тучи песка. Воздух в колпаке становился удушливым, дышать приходилось тяжко, с натугой. Белянка держалась молодцом, но совсем выбивалась из сил, и Тихоня, оглядываясь на нее, думал: «Только держись, моя милая! Потерпи еще немножко!»

Вулкан, как огромная пушка, продолжал выстреливать вверх россыпью валунов и мелкой шрапнели. Расплавленная лава вытекала из него и огненной рекой неслась вниз по склонам, заставляя воду шипеть и бурлить. Затопленный город содрогался от подземных толчков, и казалось, что бушующая стихия вот-вот подхватит его и потащит на дно, в разверзшуюся бездну.

Высокая городская стена была пробита во многих местах, а шипящие валуны все продолжали и продолжали сыпаться на нее. Тихоскок подобрался к обрушившемуся участку, перелез через гору разваленной кирпичной кладки и позвал друзей за собой. При каждом новом взрыве вулкана поток горячей воды обдавал его и колыхал шерсть на обнаженной груди.

- Где дракон? – спросил знаками он.

- Не видно! – так же знаками показала Белянка.

- Тогда срочно всплываем! Иначе сваримся заживо!

И Тихоскок принялся отчаянно дергать поникший шланг, подавая знак корабельной команде. Однако ответа не последовало. Шланг, вместо того, чтобы натянуться, провис еще больше, и вскоре его противоположный конец упал на дно, давая понять, что теперь они оторваны от корабля.

- Нас бросили! Что теперь делать? – загомонил Ветрогон.

Его панический голос звучал из-под прозрачного колпака, приглушенный водой.

- Отцепляй груз! Греби лапами! Наши колпаки – как поплавки, вода сама вытолкнет их наружу! – деловито распорядился Тихоскок и принялся помогать Белянке скидывать с пояса тяжелые цепи, подвешенные для балласта.

Однако Ветрогон схватил его сзади за плечи, развернул к себе и заорал:

- Нет! Я не брошу добычу! У меня целый мешок зеленого стекла! Я всю жизнь мечтал разбогатеть!

- Дурак! – заорал в ответ Тихоскок. – Если ты сейчас же не всплывешь, то станешь самым богатым покойником в мире. Бросай свой мешок, и поплыли!

- Нет! – отчаянно вопил Ветрогон, сжимая в лапах завязанную рубаху, набитую стеклом. – Такого шанса у меня больше не будет!

Вулкан разразился новым раскатом грома. В десяти шагах от них дно разверзлось, и показался глубокий темный провал, куда начали падать прорезающие горячую воду камни. Тихоскок скрипнул зубами и принялся трясти Ветрогона за плечи, чтобы привести его в чувство. Пожилой мореход разрыдался и отбросил мешок. Течение подхватило завязанную рубаху с грузом и понесло прямо в провал. Рукава у нее развязались и принялись болтаться, отчего казалось, что это тонущий размахивает лапами, призывая спасти его.

Ветрогон начал всплывать. Тихоскок сорвал наконец пояс с Белянки и подтолкнул ее вверх. Она ухватилась ладонями за колпак, чтобы тот не сорвался с головы, и медленно поплыла к поверхности. Однако его подруга не хотела подниматься одна. Она поймала Тихоню за руку и потянула с собой.

- Плыви, плыви! – закричал ей Тихоскок, даже не надеясь, что она расслышит его голос сквозь грохот подводного извержения.

- Нет, вы так просто от меня не уйдете! – раздался яростный голос у него за спиной.

Он обернулся и застыл от изумления. Преодолевая потоки горячей воды, прямо на него надвигался Лихогляд с обнаженной абордажной саблей.

- Хотите меня тут бросить? – орал капитан пиратов.

Его лицо было перекошено от гнева – это было заметно даже сквозь тусклую стенку запотевшего колпака.

- За что погибли мои моряки? – продолжал голосить пират. – Это вы трое должны были остаться тут, а не они. Вы должны были своими жизнями заплатить за мой клад. Вы должны были пойти на съедение дракону!

Не помня себя от ярости, он набросился на Тихоню и попытался разрубить его саблей. Однако движения в воде получались замедленными, и это давало время от них увернуться. Но пират не унимался. Он схватил Тихоскока за пояс, с силой притянул к себе и стукнулся о его колпак.

- Я и тебя утяну с собой! – закричал Лихогляд.

- Что ты делаешь? Опомнись! Еще не поздно спастись! – в ответ завопил Тихоня.

Но капитан был вне себя. Он охватил Тихоскока лапами, повалил его и придавил ко дну, отчего колпак едва не сорвался с его головы. Пока Тихоня прилаживал свой колпак обратно, пират принялся зарывать его в песок, приговаривая:

- Великий дракон, прими еще одну жертву!

- Хватит жертв! Поднимайся! Тебя ждет команда! – вопил Тихоскок, даже не надеясь, что обезумевший пират услышит его.

Однако хватка пирата неожиданно ослабела. Он сел рядом в мутный песок, схватился лапами за колпак и принялся раскачиваться из стороны в сторону, причитая:

- Мои матросы! Они в меня верили! А я так их подвел!

Неожиданно он подскочил. Его глаза горели, как у лихорадочного:

- Пусть я потерял трех матросов, но остальные все еще ждут меня. Они верят, что их капитан не пропадет, и я их не подведу. Я поднимусь на поверхность, даже если для этого мне придется порвать пасть дракону!

Он сбросил пояс с подвешенным куском якорной цепи и поплыл вверх. Тихоскок увидел, как мелькнул его хвост на фоне яркого блика, отброшенного солнцем. Дневное светило казалось таким далеким, что в само его существование верилось с трудом здесь, на дне, среди мути и грохота, поднятого беснующимся вулканом.

Неожиданно Тихоскок почувствовал, как земля уходит из-под его ступней. Пучина вздыбилась, дно накренилось. Там, где только что была ровная песчаная поверхность, образовался склон, уходящий куда-то вниз, в неведомую глубину. И эта глубина затягивала в себя затопленный город, который сдвинулся с места и принялся медленно съезжать в темноту.

Тихоскок ощутил, как вязкий песок окутал его лапы и потянул вниз. Он отвязал пояс с балластом и принялся отчаянно бороться, пытаясь освободиться. Кое-как ему удалось вытащить из песка щиколотки, и он принялся изо всех сил грести, чтобы оторваться и воспарить вверх, к такому далекому и такому светлому солнечному блику, мелькающему в вышине.

У него под ногами все рушилось в бездну, а он греб и греб, шепча на последнем дыхании:

- Сила дня, сила ночи! Выручай меня! Еще чуть-чуть!

Он уже оторвался от дна, он уже воспарил над рушащейся в провал песчаной гладью, как из мутной темноты прямо на него выплыло большое восьминогое чудище и вцепилось в него липкими щупальцами. Тихоскок отчаянно принялся отцеплять их от себя, но справиться с холодной хваткой было невозможно. Осьминог приклеился к нему рядами присосок и потащил вниз, в холодную темную бездну.

- Белянка! Ветрогон! Помогите! – пытаясь выпростаться из враждебных объятий, закричал Тихоскок.

Он и сам не надеялся, что кто-то его услышит. Здесь, на дне, он остался один.

Романы и повести