Писатель-фантаст Денис Морозов

Читать книги фэнтези бесплатно!

Рассказы

Черная книга Дикого леса

- Аццкое пекло!

Вурдалак Горихвост высунул из оврага волчью морду, недоверчиво втянул ноздрями воздух и уставился на долину парой серых, коварно сверкающих глаз.

В деревне Грязная Хмарь затевалось что-то недоброе. С раннего утра мужики толкались на площади перед домом старосты Воропая, таскали хворост для костра и лили смолу для факелов. Двор старосты превращался в оружейный склад: кто приносил рогатину, кто боевой топор, кто просто валил на телегу вилы или тяжелые цепы для обмолота зерна.

Куцый хвост вурдалака дрогнул, пригибаясь к земле. По серой в бурых подпалинах шерсти пробежала волна от тревожного вздоха. Изменник-ветер дунул в спину и понес волчий запах к селу. Псы за околицей почуяли неладное и начали рваться с цепей, заливаясь лаем.

Горихвост презрительно повернулся к ним задом и затрусил в сторону леса, опушка которого наползала на низину, как морская волна, катящаяся к берегу.

Подробнее: Черная книга Дикого леса

Рожденная в космосе

Рожденная в космосе, фантастический рассказ

Лейтенант Аурель Раду волновался, как никогда в жизни. На широком обзорном экране космического лайнера «Радамант» росла темная громада солярной станции – его первого места службы. Всего месяц назад он блестяще сдал выпускные экзамены академии Космофлота и получил распределение к первому в своей жизни месту службы, и теперь горел желанием доказать, что он уже не «юнга», а взрослый, самостоятельный офицер.

Он в десятый раз сдул пылинки с идеально выглаженного черного кителя с двумя золотистыми нашивками на рукаве, поправил узелок галстука с блестящей заколкой, расправил невидимые складки желтой рубашки и прошелся ладонью по стрелкам брюк – острым, как нос бригантины, разрезающей волны. Темные, коротко подстриженные волосы он прикрыл фуражкой с кокардой Космофлота. Поколебавшись, он помял в ладонях белые парадные перчатки и решил их не надевать – в Академии это считалось пижонством. Здесь все-таки отдаленный космос, здесь люди вкалывают, а не выпендриваются. Он нервно засунул перчатки в карманы, не заметив, что у одной белый пальчик остался торчать наружу.

Искусственную силу тяжести, и без того едва ощутимую, отключили. По радио разнесся приказ занять кресла и пристегнуть ремни, однако Ауреля не нужно было упрашивать – он лучше гражданских знал, что нужно делать во время стыковки.

Энергетические цепи станции и лайнера соединились, переходные шлюзы наполнились воздухом. Переборки отсеков раскрылись, и дежурный бортинженер пригласил пассажиров начать переход. Аурель уцепился за поручни и начал уверенно продвигаться к шлюзу, улыбаясь тому, как неподготовленные гражданские барахтаются в невесомости и разлетаются в разные стороны.

Подробнее: Рожденная в космосе

Избыгнев и Перунов меч

Князь Буривой посылает своего слугу Избыгнева на поиски волшебного меча. С этим мечом князь обретет могущество и победит врагов. Однако все говорят Избыгневу, что его хозяин – плохой человек, и пытается захватить власть незаконно. Чему служить – добру или злу? Такой выбор предстоит Избыгневу. 

*

Избыгнев никогда прежде не бывал в Великом Миргороде. Огромные каменные стены столицы поразили его. Сторожа провели его под аркой надвратной башни Кремника и сдали на руки Мирославу Дорогомиловичу, ближнему боярину великого князя Всеволода. Избыгнев взглянул на этого крепкого витязя в роскошной одежде из заморских шелков, на его холеную русую бороду, загорелое лицо, и подумал: «С этим лисом нужно ушки держать востро!»

В Золотой палате собралась Боярская дума. Великий князь сидел в дальнем конце, на престоле, к которому вели двенадцать высоких ступенек. Над головой его застыла серебряная фигурка сокола, несущего в лапах дубовую ветвь. Окна были украшены разноцветным стеклом, кусочки которого искусно слагались в изображения всадников и зверей.

Подробнее: Избыгнев и Перунов меч

Ледяное царство

Мир перевернулся вверх дном. Где было вечное лето – наступила зима. Но туда, где была зима, лето не пришло.

Жаркие тропические джунгли сковала вечная мерзлота, на месте пышущих влагой лесов поднялись ледяные торосы. Планета превратилась в снежный комок, которым космический исполин запустил в бездонный мрак вакуума. Ослепительные лучи солнца ослабли. Они отражались от бескрайней заснеженной пустыни и уносились обратно в космос, забирая с собой надежду на тепло и весну.

Последние выжившие скопились в гигантском городе, построенном на геотермальных источниках Камчатки. Этот последний на Земле город питался теплом и энергией подземных вод, разогретых невидимыми вулканами. В глубине промерзшей насквозь ледяной тверди булькал кипящий бульон лавы и грязевых гейзеров. Вокруг этого бульона они и выстроили свой Ледоград, и все их надежды сводились к тому, что подземный огонь под ним не потухнет. 

Подробнее: Ледяное царство

В одном миге от вечности

Пожар вспыхнул неожиданно. Сначала за роскошными, безумно дорогими панелями из натурального дерева раздался приглушенный хлопок. Затем из щелей инженерных линий посыпались снопы искр. Наконец, пламя вырвалось из-за панелей и охватило стены и потолок Общего зала биологического отсека.

- Астероидный злыдень тебе в провода! – с чувством выдохнул младший техник Мирель Стан.

Он как раз заканчивал обход отсека, в котором дежурил. От биолога доктора Варги Мирель старался держаться подальше – уж больно важным был этот ученый в белом халате, с козлиной бородкой. Еще более крупной величиной, почти божеством, казался  Ларс Линдквист – пожилой академик, царящий, как Зевс, над ученым советом. Тана Тарос, генеральный директор космической станции, очень мило беседовала со своим молодым приятелем, которого все звали Сержик. Парочка расположилась за столиком и дегустировала кремовые пирожные, не замечая никого вокруг. Со скрытым превосходством озирали отдыхающих конструктора из Бюро автоматизации технологий, среди которых выделялся чернокожий верзила с курчавыми волосами.

И конечно, Мирель не мог пройти мимо знакомой стажерки Елены Георгиади, с которой познакомился год назад, когда монтировал систему водопроводов в оранжерее. Елена сидела за столиком у фонтана и с удовольствием уплетала мороженое. Мирель остановился у края воды, в которой плескались золотые рыбки. Его мучала нерешительность. С одной стороны, молоденькая стажерка никогда не отказывалась поболтать с ним. С другой, при одном ее виде на него нападала такая робость, что язык не ворочался, а ноги отказывались шевелиться.

Мирель с сомнением оглядел свой темно-синий комбинезон, весь в масляных пятнах и разводах от смазки. Поправил шапочку, из-под которой выбивались темно-русые волосы. Закинул за спину сумку с инструментами и потуже подтянул приспущенный пояс, на котором болтались электронные ключи от разных отсеков и агрегатов. И только после этого решил, что показаться на глаза Елене в рабочей спецовке никак невозможно. К счастью, их разделяли струи фонтана, и девушка не замечала его колебаний.

И тут вдруг такое ЧП! Он бросился к загоревшейся панели, и, позабыв надеть огнеупорные перчатки, голыми руками принялся отдирать деревянную плитку, что начинала уже полыхать.

Только тут ему пришло в голову, что начинать нужно было с того, чтобы вырубить электричество и изолировать поток заряженных частиц в вакуумных трубках.

Мимо промелькнул белый халат. Доктор Левент Варга пронесся с пожарным рукавом, направил блестящий брандспойт на огонь и дал мощную струю пены. Огонь зашипел, как раненое чудовище, и принялся отползать.

И тут Мирель увидел, как из монтажного коридора выходит его начальник – Дарко Говедарица, или попросту «Дед».

- Дед, вырубай щит! – закричал молодой техник.

Однако начальник дежурного отделения что-то напутал – видимо, из-за преклонного возраста. Вместо того, чтобы остановить энергопоток, он пустил его на полную мощность, отчего вакуумные насосы за стенками взвыли, как ошалелые.

- Дед, ты чего? – завопил Мирель, поднимаясь. – Отключай энергию! Живо!

Но Дарко упорно наращивал мощность, нагнетая все новые и новые потоки зарядов.

- Что на тебя нашло? – набросился на него Мирель.

- Мальчишка! – сумрачно ответил тот. – Ты не знаешь, что задумали эти люди. Они не остановятся ни перед чем. Скоро всей станции настанет конец. Единственный шанс спастись…

Договорить старый мастер не успел. Пламя коснулось трубок, охлажденных до абсолютного нуля, и те потеряли сверхпроводимость. Тут же поток заряженных частиц прожег их края и вырвался на волю, превращаясь в мощнейший взрыв.

Миреля жестко припечатало к полу. Огонь лизнул его щеки, оставив на них ожоги, но не тронул тела, защищенного термостойким комбинезоном.

Доктор Варга упал. На его белом халате проступила цепочка расплывающихся красных пятен. Пожарный шланг выскочил из его рук и начал извиваться на полу, как змея. Из пасти этой змеи продолжали извергаться пенные струи.

Гости зала бегом бросились к выходу. И только Елена осталась сидеть, расширенными глазами наблюдая за гипнотизирующей пляской огня.

Мирель рванулся к ней, сбил со стула и прижал к полу. Девушка попыталась отбиться: она не понимала, зачем он набросился.

- Лежи тихо! Сейчас снова рванет! – закричал ей Мирель, стараясь перекрыть вой пламени.

И в этот миг трубки сверхпроводников окончательно сдали. Мощный энергопоток вырвался из вакуумного кольца. Волна пламени отшвырнула Деда и накрыла зал. Мирель приподнял девушку и бросил ее в бассейн за мгновенье до того, как огненный шквал пронесся над их головами.

Дарко лежал в двух шагах от него. Его седые волосы обгорели, карие глаза бездумно смотрели в высокий потолок, обезображенный черной гарью. Мирель выбрался из воды и склонился над ним, но в этот миг новый взрыв поднял его в воздух и швырнул на дальнюю стенку зала, покрытую твердой древесиной.

 

Мирель очнулся от того, что в нос ему сунули клочок ватки, смоченный в едкой  жидкости. Он попытался пошевелиться, но не смог поднять руки: они были крепко прикованы к подлокотникам кресла. Шею сжимал твердый обруч, а ног он не чувствовал вовсе.

В глаза ему ударил поток яркого света. Сквозь приоткрытые щелки век Мирель  рассмотрел черный китель службы безопасности, с тремя золотыми нашивками на рукаве.

Коммандер Хавьер Руис! А за спиной у него – трое дюжих ребят в таких же черных костюмах, но без нашивок. Видимо, мичманы или стажеры. Коммандера Руиса боится вся станция. Его густые усы наводят ужас не только на подчиненных, но и на техников,  ученых и даже директоров, а выше директора на станции нет никого. И что значат эти жесткие обручи на запястьях и шее?

- Очнулся! – хохотнул дюжий мичман, продолжая совать в нос противную ватку.

- Тогда не будем откладывать, - хриплым голосом начал коммандер. – Итак, младший техник Стан, кто надоумил тебя устроить в биологическом зале акт саботажа?

- Уберите лампу. Глаз открыть не могу, - пожаловался Мирель.

- Ты мне тут не командуй! – умело разыграл гнев Руис. – Куда делась капсула генной коррекции?

- Что за капсула? Вы с ума посходили?

- Ах, ты еще отпираешься? – праведному гневу коммандера не было предела. – Хорошо, я тебе подскажу. Мобильная биологическая лаборатория коррекции генетического кода профессора Варги, в просторечии называемая саркофагом бессмертия.

- Вот у профессора и спросите.

- Он мертв. И прикончил его твой сообщник, Говедарица, старший мастер технической службы.

- Что за чушь ты несешь? – заорал Мирель, выходя из себя.

Он ударил бы коммандера по лицу, если бы руки его не были плотно прижаты к креслу.

Не отвечая, коммандер кивнул помощникам, вышел и захлопнул дверь кабинета на электронный замок. Дюжий мичман накинул Мирелю на голову одеяло, и тут же из темноты на него посыпались удары, один хлеще другого. Били, кажется, резиновыми дубинками со стержнями из титанового сплава, но сквозь одеяло их не было видно. Мирель взвыл.

- Куда делась капсула? – на разные голоса орали мичманы. – Что задумал твой дохлый дед? Какой у него был план? Отвечай!

Но Мирель лишь извивался и скрипел зубами. Пикнул электронный замок, дверь опять распахнулась.

- Что, офицер, хочешь сам приложиться? – закричал из-под одеяла Мирель. – Давай-давай, не стесняйся.

Однако никто ему не ответил. Удары дубинок перестали сыпаться на его ребра. Негромкий, приятный на слух женский голос произнес:

- Как вы могли себе это позволить? Это же преступление.

- Не совершал я никаких преступлений! – заголосил Мирель, но тут с его головы сдернули наконец одеяло.

Перед ним, в окружении трех мичманов и офицера, стояла хрупкая женщина в белом костюме директора. Морщинки на ее немолодом лице собрались в тонкие линии. Пронзительные синие глаза с осуждением уставились на коммандера, который под этим строгим взглядом сник.

- А ну, вон все отсюда! Я сама его допрошу, – распорядилась женщина.

- Духи дальнего космоса! – облегченно выдохнул Мирель. – Госпожа председатель! Как же я рад вас видеть!

Перед ним в самом деле стояла Председатель совета директоров Тана Тарос, высшее должностное лицо корабля.

 

Передвижная колония «Огненный дракон» стартовала с Земли четыреста пятьдесят лет назад. Перед стартом на ее борт поднялись шесть с лишним тысяч человек, в большинстве своем семейные пары с детьми. После четырех с половиной веков полета их число достигло двенадцати миллионов, и это был далеко не предел, поскольку всего колония могла выдержать население до двухсот миллионов.

Еще несколько десятков таких же колоний летели во все уголки галактики, чтобы найти пригодные для заселения экзопланеты. Однако обустройство на новой земле не считалось самоцелью. Сама станция представляла собой настоящую искусственную планету, на которой люди в комфортных условиях могли жить сотни, а то и тысячи лет.

«Огненный дракон» вошел в звездную систему Надежда, замедлил ход и лег на орбиту вокруг четвертой планеты, по размерам напоминавшей Землю. Почти вся суша оказалась затоплена водой, кроме нескольких островов. К планете тотчас же устремились автоматические зонды и шаттлы с исследователями, однако жизни найти не удалось, как и на многих прежних причалах. И колония приготовилась к разгону, чтобы снова отправиться в путь, на поиски новых островов в океане космической пустоты.

***

- Прости этих варваров, - сказала Тана Тарос, отключая зажимы кресла.

Жесткие крепления запястий щелкнули и открылись. Мирель высвободил руки и краем сползшего одеяла вытер лоб.

- Что у тебя с лицом? – спросила Тана.

- Получил ожог при тушении пожара, - ответил Мирель.

- Этот пожар устроил твой бывший наставник. Служба безопасности считает, что ты ему помогал.

- Я помогал людям спастись! – с обидой воскликнул Мирель.

- Я верю, - погладила его по руке Тана. – Но свидетели говорят, что ты копался в щитках за минуту до взрыва, а после о чем-то разговаривал с мастером. И, как назло, у биологов пропала одна очень ценная вещь. Винить больше некого.

- Что мне грозит? – безрадостно осведомился техник.

- Пожизненная ссылка к продольной оси.

- Вот астродьявол! – не удержался Мирель.

К продольной оси станции, где царила невесомость, ссылали только самых отъявленных негодяев, и вернуться оттуда к нормальной жизни было почти невозможно.

- Я этого не заслужил, - проговорил техник.

- Коммандер непременно хочет кого-то наказать, и боюсь, что тут я ему не указ, - печально сказала Тана. – Единственное, что я могу сделать – это забыть запереть за собой дверь на электронный замок. Но Хави пустит вдогонку своих ищеек, так что бежать придется быстро. У тебя всего несколько минут. Есть, где спрятаться?

 

Каждый колонист на станции обязан был иметь собственный микрочип. Этот чип связывал его с общей информационной сетью, которая получала данные о том, где находится человек и чем он занят. Поэтому первое, что Мирель сделал, оказавшись в коридоре – снял кулон, на цепочке свисавший с шеи, и затолкал его во внутренний карман комбинезона.

Без чипа передвижение по станции становилось подлинным мучением. Двери отсеков отказывались открываться, простейшие регуляторы освещения не подчинялись, и даже персональные опции помещений, такие, как настройка фоновой музыки и запаха, бунтовали.

Однако и Мирель не зря окончил технический колледж, а после полтора года оттрубил монтажером. Под его ловкими пальцами съемные панели стенок и потолков раздвигались, обнажая увитые проводами недра. В самых неожиданных местах открывались проходы, ведущие в инженерные коридоры.

По одному из таких проходов он пробрался в подсобку, включил информационный экран, и начал манипулировать цветными иконками.

 

 

Елена Георгиади отдыхала в своей каюте – об этом свидетельствовал ее личный чип. Согнувшись в три погибели, Мирель добрался до жилого квартала, нашел нужный блок и аккуратно вывернул шурупы вентиляционной решетки.

Пробраться сквозь узенькое окошко оказалось сложнее, чем он себе представлял, и вместо мягкой посадки на ворсистый пол он грохнулся на спину.

Хозяйки не было видно. Осторожно ступая по мягкому ворсу, Мирель пробрался в гостиную, но Елены не оказалось и там. Он заглянул в рабочий кабинет и перебрался в комнату отдыха, где дул слабый ветерок с запахом хвои, а цифровые ели на стенных экранах качали зелеными лапами. Наконец, он добрался до спальни с широкой постелью, и снова не обнаружил хозяйки.

- Куда же она подевалась? – пробормотал он.

И тут же услышал, как в душевой, за одной из панелей, струится вода. Дверь распахнулась, и в уютную, мягко освещенную спальню вышла девушка, завернутая в полотенце. По слегка смугловатой коже стекали капельки воды. Босые ноги тонули в ворсе. Золотистые волосы выбивались из-под второго полотенца, намотанного на голову.

Увидев в комнате чужака, девушка остановилась и дрогнувшим голосом спросила:

- Ты откуда?

У Миреля отнялся язык. Он и до этого знал, что Елена – самая привлекательная девушка в космосе, но тут она показалась ему настолько чудесной, что он впал в ступор. Несколько мгновений она вглядывалась в его лицо, и вдруг завизжала.

- Я узнала тебя! – кричала она, забиваясь в угол и пытаясь набросить халат. – Ты напал на меня в общем зале! Что тебе еще нужно? Хочешь меня добить?

- Нет, что ты! – шагнул ей навстречу Мирель. – Ты не так меня поняла!

Но девушка завизжала еще отчаяннее и швырнула в него подушкой, подхваченной с кровати.

- Мне только поговорить! – растерянно бормотал молодой человек. – Пять минут, и я тут же уйду.

- Уходи! – продолжала орать благим матом Елена. – Ты не видишь, что я не одета? Как ты вошел? Я тебя не впускала!

Тут Мирель наконец спохватился, прикрыл ладонями глаза и пообещал:

- Я сейчас выйду, ты оденешься, а после поговорим, ладно?

Он вышел в гостиную и ждал минут пять. Елена вышла к нему нарядная, с подкрашенными губами и с серебристым обручем на волосах. На ней был белый спортивный костюм, расшитый красными узорами. Он так выгодно подчеркивал ее фигуру, что Мирель отвернулся, чтобы девушка не подумала, будто он ее разглядывает.

Девушка уловила его смущение и почувствовала себя увереннее.

- Зачем явился на этот раз? Снова будешь топить меня в фонтане?

- Я тебя не топил! – возмутился Мирель. – Там же был огонь, взрыв. Ты разве не помнишь?

Но девушка уже вошла в роль хозяйки.

- Приличные гости не залезают через решетку, - заявила она.

- Извини! Мне нужна твоя помощь, - сбиваясь, заговорил юноша. – Ты одна могла видеть, что я ничего не взрывал. Спаси меня, ради космических духов!

- Ты веришь в космических духов? – неожиданно рассмеялась Елена.

- Конечно! Дед столько о них рассказывал, - неуверенно подтвердил Мирель.

- Наверное, плел страшные небылицы про то, как они просачиваются через стены и портят оборудование?

- Да, - удивленно воскликнул Мирель. – А ты тоже их слышала?

Девушка расхохоталась еще заливистей.

- Смешной ты, - заметила она. – Я тебе помогу. Но сначала скажи, куда ты дел саркофаг.

- Что за саркофаг?

- А то ты не знаешь? – язвительно передразнила девушка.

- Представь себе, нет!

Девушка окинула его удивленным взглядом, присела и заговорила:

- Это уникальная медицинская капсула, прототип, существующий в единственном экземпляре. Несколько поколений биологов работали над проектом «Вечная жизнь». Они старались исправить «ген старости» человека так, чтобы тот вызывал не старение, а омоложение. Представь: у пожилого человека стерлись суставы, забились артерии, нарушились связи нейронов мозга. У него болят руки и ноги, он ничего не помнит, ему угрожает к инсульт. И тут включается ген регенерации тканей. Старые, отжившие клетки тела заменяются новыми, молодыми. Заново формируется межхрящевая ткань в позвоночнике и суставах. Мозг начинает работать, как у студента. Сосуды становятся чистыми, кровь течет по ним, как по новой трубе. У некоторых в экспериментальной группе даже выпавшие зубы отросли!

- Это уже и на опыте проверено?

- Конечно! Опыты начались недавно, они дали только первые результаты. Но уже  ясно – рецепт вечной молодости найден! Ты понимаешь? С ним можно жить сколько угодно, наверное, целую вечность.

- Так не бывает! – с недоверием проговорил Мирель.

- Это раньше так не бывало! – обиделась девушка. – А теперь будет! Доктор Варга говорил, что бессмертие – это мечта человечества. Вечно молодой человек сможет трудиться, накапливая бесценный опыт и становясь уникальным специалистом. Его влюбленность в работу и в жизнь превратит его в гения. Такие люди сделают вселенную прекрасной. Они станут счастливыми и могущественными, как юные боги. Профессор Левент в это верил. И все сотрудники его лаборатории верили. И я тоже, - добавила она и опустила глаза.

- И что, стоит лечь в этот саркофаг, и ты выходишь оттуда помолодевшим? – спросил Мирель.

Девушка расхохоталась.

- Какой ты наивный! – игриво сказала она. – Конечно, все происходит не сразу. Ткани молодеют с той же скоростью, с которой прежде старели. Нужны годы, чтобы вернуться к возрасту двадцати-тридцати лет. Омоложение доходит до той стадии, когда взрослый, здоровый организм находится в расцвете сил. В общем, бессмертие чуть не стало реальностью. И тут ты со своим пожаром...

- Да не я это! – с досадой выкрикнул Мирель. – Почему ты не веришь?

- Во время пожара не только погиб руководитель проекта, - печально отозвалась девушка. – Сгорели все чипы, на которых были записаны алгоритмы создания саркофага. Но самое невероятное: исчезла капсула. Кто-то увез ее под шумок, а это не такое простое дело. Она весит полтонны, и размерами два с половиной метра на полтора.

- И конечно же, это сделал я! – с сарказмом заметил Мирель. – Когда горел, оглушенный, в фонтане. И ты, кстати, лежала подо мной, так что могла бы что-то  почувствовать.

Ему вдруг показалось, что последние слова вышли двусмысленными, он смутился, покраснел и начал смотреть на широкий панельный экран, висевший на стене. Такие экраны заменяли окна во внутренних каютах станции, но отображались на них не голые коридоры, а схемы расположения отсеков и линии передвижений всех колонистов, которые пользовались личными чипами.

По оранжевым линиям, ведущим в каюту Елены, быстро двигались три бледно-синие точки.

- Мне пора уходить, - грустно сказал Мирель. – К тебе гости торопятся.

- Это не гости, - дрожащим голоском пролепетала девушка. – Когда я увидела тебя в спальне, то жутко перепугалась. Пока ты ждал, я успела нажать на тревожный сектор.

- Вот этот? – спросил Мирель, показывая на маленький уголок экрана.

Это была кнопка вызова экстренной помощи. Стоило приложить к ней палец – и на дежурный пульт поступал сигнал, что с человеком случилась беда.

Елена не нашла силы ответить, и только слабо кивнула. Не говоря ни слова, Мирель бросился к двери. Но не успел он приложиться к кнопке терминала, как раздвижные створки разъехались в стороны, и прямо на него налетели трое дюжих парней в кителях службы безопасности.

Мирель сам не заметил, как оказался распростерт на полу. На него посыпались удары дубинок и тяжелых военных ботинок.

- Остановитесь! Не надо! – завизжала Елена, но охранники и не думали ее слушать.

- Попался, бандюга? – со злостью закричал старший.

- Куда ты думал от нас сбежать? В космос? – расхохотались его товарищи.

В руках у девушки появился планшетный пульт управления домом. Несколько движений ее тонких пальцев – и во всех комнатах разом погас свет. Мирель быстро поднялся на ноги и вырвал дубинку из рук невидимого врага.

- Ай! Ты чего? Это ж я! – выкрикнул один из мичманов, по которому попали в неразберихе.

Едва соображая от злости, Мирель принялся молотить дубиной налево и направо. Охранники, не ожидавшие отпора, заорали и заметались в узкой прихожей.

Двери опять распахнулись, за ними виднелся широкий коридор, освещенный круглыми лампами.

- Бежим! – сказала Елена, таща его за рукав.

Они выпрыгнули на свободу. Дверь за ними захлопнулась. Из-за плотно подогнанных створок неслись злобные крики охранников.

 

 

В инженерных ходах Елена чувствовала себя неуютно. Она то и дело стукалась головой о низкие потолки и цеплялась волосами за крепления, на которых висели провода, трубы и тонкие рельсы скоростных транспортеров.

Мирель сдвинул боковую панель и вынул из тайника электронный ключ, напоминающий небольшую печатку со встроенным чипом. Створки узких дверей разъехались в стороны и пропустили их в небольшую комнатку, заставленную ящиками с оборудованием и запчастями. На стенах поблескивали электроотвертки, щипцы, плоскогубцы и прихваты для вакуумных трубок. В углу виднелась незаправленная постель, на которой валялись скомканные простыни и мятые подушки.

- Ты здесь живешь? – спросила девушка.

- Скорее, ночую, - смутился Мирель.

- Ой, кто это тут у тебя? – взвизгнула девушка и запрыгнула на ящик.

К ящику подбежала упитанная серая крыса с белым брюшком, встала на задние лапки и потянулась усиками к гостье.

- Ах, вот ты где! – облегченно воскликнул Мирель. – Кландик, быстро ко мне! Это Кландестин. Он ручной, - пояснил он Елене.

- Но животных дома держать нельзя! – возмутилась та. – Их место – в лаборатории.

- Поэтому Кландик оттуда и смылся, - расплылся в улыбке юноша. – Я нашел его за вентилятором. Он грыз провода, и они коротили. 

- А почему ты его не вернул?

- Кого? Кландика? Ну уж нет! Нам и тут хорошо, - рассмеялся Мирель, взял крысу в руки, погладил и посадил в широкий карман комбинезона.

Он опять приспустил пояс и со знанием дела принялся цеплять к нему ключи и отвертки – все такие сверкающие и полированные, что Елена не удержалась и взяла парочку поиграться.

- Не забудь вернуть на место! – посоветовал техник. – Дед порядок любил. «Инструмент всегда должен быть под рукой» - это он мне чуть ли не каждый день талдычил. Не пойму, отчего он слетел с катушек? Как вернулся с планеты, где монтировал базовый модуль – сам не свой стал. Пойдем-ка, пороемся в его комнатушке.

- А что будем искать?

- Любую мелочь. Может, что-то подскажет, в чем дело?

- Ой, какой тут бардак! – возмущенно воскликнула девушка.

В каморке старого мастера будто вихрь прошелся. Монтажный столик со сломанной ножкой валялся в углу, спальный мешок сбился в комок, электропаяльник торчал из подогревателя для еды.

- А она тоже ручная? – ехидно спросила Елена, указывая на потолок.

Мирель поднял голову и застыл. На верхнем ярусе, за перильцами легкой платформы, пряталась женщина лет тридцати, в облегающей униформе камуфляжного цвета, сливающегося с матовым отблеском стен и панелей. Незнакомка сверкнула на него темными глазами, ловко спрыгнула и лягнула в живот ботинком с магнитной подошвой.

Мирель согнулся и прохрипел:

- Лена, беги!

Однако бежать было некуда – незнакомка прижала Елену к стене. Еще удар – и хрупкая лаборантка обрушилась на коробки из тонкого пластика. На ее щеке полыхало малиновое пятно.

Мирель набросился незнакомке на плечи, и тут же получил такой разряд тока, что грохнулся оземь. В глазах у него помутилась.

Нападающая подняла ладонь в перчатке, увитой серебристыми проводами и контактными чипами. Едва заметное движение – и в ладони возник увесистый жезл с острыми шипами. С одного из шипов сорвалась синяя молния и ударила Миреля в колено. Его так тряхнуло, что он застонал и пополз назад, попутно хватая с пола коробки и швыряя в противницу. Спина Миреля уперлась в закрытые двери. Незнакомка склонилась и занесла над ним жезл. И тут сзади Елена, успевшая подняться, обрушила ей на голову трубку пылесоса с жесткой насадкой на конце.

От неожиданности незнакомка выронила жезл. Мирель подобрал его и отомкнул ключом дверь. Нападающая заломила ему руку за спину, но вдруг громко вскрикнула и выругалась. Кландестин подобрался к ней снизу и укусил за лодыжку. Воспользовавшись ее замешательством, Елена схватила крысу и бросилась к выходу.

Мирель приложил ключ к дверям и быстро захлопнул их за собой. Незнакомка осталась в каморке.

- Кто бы это мог быть? – гадал Мирель, когда они остановились на пункте технического контроля, чтобы отдышаться.

Елена повертела в руках жезл и заявила:

- Я знаю, где делают такие штуки. Тут логотип с надписью: «Экспериментальное бюро автоматизации технопроцессов».

- Не знаю такого, - признался Мирель.

- Еще бы! Это разработчики новой техники. Они заперлись в своей «башне» и проводят эксперименты, на которые даже смотреть страшно. Как только Ученый совет им позволяет?

 

 

Инженерные ходы явно не были предназначены для передвижения. По ним нужно было карабкаться, согнувшись в три погибели, иногда даже ползти, но Мирель чувствовал себя в них так же уверенно, как и его крыса, которая бежала впереди, нимало не заботясь о том, успевают ли за ней люди.

Елена никогда прежде не видела этого кишащего трубами и проводами нутра станции, скрытого от обычного обывателя. Иногда приходилось тащить ее за руку, а ее модный спортивный костюмчик покрылся теми же пятнами, что и комбинезон Миреля.

Они выбрались в широкий восьмиугольный коридор, по стенам которого тянулись тонкие рельсы с пассажирскими платформами. Мирель подал девушке руку и подсадил ее в кресло. Крыса юркнула ему на колени.

Платформа разогналась и помчала их по широким просторам станции, мимо жилых отсеков, офисных блоков, научных лабораторий и микросадов, увитых зеленой растительностью. Навстречу им попадались такие же платформы с креслами на двух-четырех пассажиров, но встречные не обращали внимания на техника и его спутницу. Транспорт круто взял вверх и понес их по вертикальной башенке с прозрачным куполом, тянущейся в космическую пустоту.

- У меня нет служебного допуска, - забеспокоилась девушка.

- Зато у меня есть, - ухмыльнулся Мирель, поигрывая связкой электронных ключей.

Они свалились на дежурного по лаборатории, как снег на голову.

- Кто вас пустил? – подозрительно спросил он и поднялся из-за стола.

На станции обитало много странных людей, но этот мог поразить даже видавшего виды Миреля. Торчащие из разъемов инфосети провода обвивали высокое, худое тело мужчины африканского происхождения. Из-под курчавых волос виднелись две маленькие антенки, а на лбу красовалась широкая повязка, за которой явно что-то скрывалось. На  вшитом в джемпер идентификаторе значилось: Арман де Айити, ведущий специалист Бюро автоматизации технологических процессов.

- Это ты подослал к нам свою террористку? – не давая ему опомниться, перешел к делу Мирель.

- Какую еще террористку?

- Не притворяйся. Она пыталась нас прибить. Вот ее оружие с логотипом твоей лаборатории.

Арман де Айити взял в руки жезл и внимательно рассмотрел его.

- Изабелла Бернар! – резко произнес он. – Наша бывшая сотрудница. Стащила опытный образец инструмента для пайки и резки энергосхем, а после пропала сама.

- Как так пропала? – иронично спросила Елена. – На станции шагу не ступить без микрочипа, подключенного к инфосистеме.

- А твой приятель? – осведомился Арман, разглядывая Миреля. – Его тоже нет в инфосистеме. Откуда вообще вы взялись?

- Вынырнули из преисподней! – расхохотался Мирель. – Отпираться бессмысленно. Оружие изготовлено в твоей лаборатории. Террористка работала тут же. Кто ее мог послать, кроме начальника?

- И зачем же мне было ее посылать? – с непередаваемым сарказмом осведомился курчавый Арман.

- Чтобы украсть саркофаг бессмертия! – гневно выкрикнула Елена. – Саркофаг – не иголка, его не утащишь в кармане. Тут нужны особые штучки, вроде тех, что вы делаете в своей тайной башне. Ты сидел в зале во время пожара, я тебя видела. Ты мог подогнать транспортную платформу и увезти его, пока все прятались от огня.

- Нужен мне твой саркофаг! – отъезжая подальше на кресле с колесиками, заявил Арман. – Только биологи с их ограниченным интеллектом могли додуматься до такого бреда, как регенерация тканей. Все живое должно умереть – это закон природы. Только то, что сделано человеческими руками, может существовать вечно. Подлинного бессмертия можно добиться, оцифровав сознание и заменив природные части тела искусственными. Представьте, каким могущественным может стать человек, если воспользуется всеми возможностями техники с ее безграничными возможностями. Одни искусственные органы можно заменять другими. Добавлять новые функции, какие только пожелаете.

- А что делать с душой? – поинтересовалась Елена.

- Нет души – есть сознание, - возразил Арман. – Его можно превратить в программу. А программу можно копировать. Подключать к другим механизмам и управлять ими. Связать с общей информационной системой и расширить за счет мощных компьютеров. Решать в голове сложнейшие задачи, соединяя возможности разума и машины. И бесконечно развиваться, создавая все новые и новые уровни интеллекта.

- Но такое существо уже не будет человеком! – возразила Елена.

- Естественно, - улыбнулся Арман. – Оно будет сверхчеловеком. Новым этапом в его эволюции, и этапом настолько радикальным, что наше нынешнее состояние покажется диким и примитивным.

- Тогда куда делся саркофаг? – растерянно проговорил Мирель.

- Я бы отправил его в музей демонстрировать скудный ум сторонников тупиковой ветви, - улыбнулся Арман. – А вот куда делась Изабелла Бернар с новейшими образцами оружия – это вопрос. Куда делись десять ящиков антивещества, и где их искать – вопрос номер два. И судя по тому, что вы близко знакомы с мадам Бернар, расспрашивать следует именно вас.

- Вот только кражу антивещества на нас вешать не надо! – возмутился Мирель.

- Пусть этим занимается коммандер Руис, - отозвался Арман. – Вы, господин младший техник, по всем приметам смахиваете на некоего Миреля Стана, разыскиваемого за саботаж и бегство из-под ареста. Думаю, что беседа с коммандером получится интересной.

Пальцы Армана забегали по экрану инфосети, встроенному в столешницу. Большой палец приложился к «тревожному уголку», и вспыхнула оранжевая надпись: «Опасность! Нужна срочная помощь!»

- Ах ты, предатель! – выкрикнул Мирель и перемахнул через стол.

Однако Арман успел отодвинуться. Он резко поднялся и сбросил повязку. Мирель с удивлением увидел, как во лбу гаитянина открывается отверстие с встроенной линзой. Из линзы в глаза Мирелю хлынул поток красного света и принялся ощупывать с головы до ног, как будто просвечивая насквозь.

Недолго думая, техник саданул противника кулаком в живот, однако костяшки пальцев наткнулись на что-то железное. Мирель взвыл от боли. Арман захохотал. Из-за спины у него выпростались две механические лапы, вращающиеся на гибких сочленениях. Железные пальцы сцепились на горле Миреля и так сдавили его, что тот едва не лишился чувств.

- Отпусти его! – завизжала Елена, схватила жезл и принялась лупить им по бокам гаитянина.

Однако тот вел себя так, будто не чувствовал боли. Одна из механических лап вырвала жезл из рук Елены и подняла ее в воздух. Мирель тоже повис, беспомощно дрыгая ногами.

И тут серый Кландестин, который все это время шнырял по полу, подобрался к тоненькому проводку, тянущемуся из затылка гаитянина к разъему в стене, и запустил зубы в изоляционный слой. Проводок заискрился и затрещал.

Красный свет, исходящий из линзы во лбу Армана, погас. Его матово-черное лицо посинело, а глаза непроизвольно закрылись.

- Уходим! – крикнул Мирель, вырываясь из цепкой хватки железных пальцев и спрыгивая на пол.

 

 

В вертикальной шахте исследовательской башни Мирель чувствовал себя неуютно, но как только рельса совершила плавный вираж и вывела в горизонтальный коридор, он вздохнул с облегчением и взял Елену за руку. И тут же на противоположной стороне коридора, на встречной рельсе, показалась платформа, все четыре сиденья которой были заняты людьми в черных кителях с золотыми нашивками. Во главе экипажа восседал коммандер Руис – Мирель узнал его издалека, по усам.

- Вот астродьявол! – пробормотал он и втянул голову в плечи.

Но было поздно. Сидевший рядом с коммандером дюжий мичман заметил их и завопил:

- Шеф, они катятся прямо нам в руки!

Руис резко остановил тележку, отчего всех четверых тряхнуло, и погнал ее в обратную сторону. Мирель дал максимальное ускорение и проскочил мимо. Четверка охранников понеслась за ним по противоположной стороне коридора.

- Наша платформа легче! Мы оторвемся! – шепнул Елене Мирель.

И тут же увидел, как в дальнем конце коридора вырастает женская фигура в бежевом камуфляже. В руках женщина держала  устройство, подозрительно напоминающее монтажный автомат для стрельбы титановыми заклепками.

- Впереди Изабелла! – воскликнул Мирель. – Только ее не хватало!

Беглая изобретательница потянулась к контрольному щитку на стене, раскрыла панель и опустила рубильник. Свет ламп в потолке потускнел, тележка проехала по инерции несколько метров, а затем открепилась от рельсы, перевернулась и грохнулась на пол.

Мирель поднял Елену и быстро спросил:

- Ты цела?

Та кивнула. Позади них уже приходили в себя четверо стражников, высыпавшиеся из своего транспортника. Однако холодный пот прошиб Миреля совсем не от них. Знакомый луч красного света упал на его синий комбинезон и отразился от блестящих инструментов на поясе. Человек-робот, расставив механические лапы, надвигался на них сзади. В этот миг он походил на огромного паука, перекрывшего восьмигранный коридор.

- Бежим! – завопил Мирель, таща девушку за руку.

- Вперед или назад? – растерялась она.

- Какая нам разница? – рванул с места Мирель.

Трое охранников с дубинками догоняли их. Дюжий мичман уже замахнулся, чтобы треснуть Миреля по голове. И тут женская фигурка у них на пути подняла дуло своего орудия и принялась строчить короткими очередями. Мирель упал носом в ворс и потянул за собой девушку.

Один из мичманов вскрикнул от боли и упал рядом, двое других вытащили пистолеты, но выстрелить не успели – очереди срезали их наповал. Коммандер Руис укрылся за выступом коридора и побежал назад.

На спину Мирелю навалился Арман. Мирель попытался барахтаться, но гаитянин прижал его голову к полу и прошептал:

- Пригнись! Игломет – это оружие, а не монтажный инструмент.

Лампы под потолком погасли окончательно, и коридор погрузился во тьму. Елена первая сорвалась с места и бросилась наутек. Мирель побежал за ней, но наткнулся на выступ в стене, ударился и отлетел назад. Арман, каким-то чудом видящий в темноте, схватил его за шиворот и потащил за собой.

Они пришли в себя, только забравшись в технический лаз за одной из панелей. Крыса высунулась из кармана и запищала.

- А где Елена? – спросил Мирель, оглядываясь по сторонам.

Девушки не было. Мирель оттолкнул панель и полез обратно, но Арман удержал его и мрачно сказал:

- У меня инфракрасное зрение. Я видел, как ее схватила Изабелла Бернар.

Из механических сочленений Армана торчали длинные тонкие иглы. Мирель вырвал одну из его колена.

- Ай! – вскрикнул Арман, показывая, что чувствует боль, как и все.

Сервомоторы на его механических лапах заклинило. Мирель намучался, прежде чем дотащил высоченного гаитянина до контрольного пункта, где можно было вытянуться в полный рост, присесть в кресла и передохнуть. Только тут последние иглы удалось наконец извлечь, и Мирель убедился, что Арман еще далек до полной механизации. Почти все его тело было вполне человеческим.

- Ума не приложу, что случилось с Изабеллой. Будто с катушек слетела, - пожаловался Арман. – Она и раньше была странной, говорила о боге и о душе. Но чтобы застрелить иглами трех мичманов – раньше она на такое бы не решилась.

- Елена упоминала, что саркофаг дает вечную молодость, - отозвался Мирель. – Те, кто прошел генную коррекцию, смогут жить чуть ли не вечно. От такой перспективы у кого угодно крышу снесет. Вот только зачем было его воровать? Ведь это прототип. Рано или поздно таких саркофагов наделали бы целую линию, и коррекцию прошли бы все желающие. Не понимаю, кому это было нужно.

- А сам начальник биолаборатории не мог его утащить? – поинтересовался Арман.

- Он погиб, пытаясь спасти свою разработку. А кто-то воспользовался и под шумок увез капсулу. Понять бы, кто…

- Для этого нужен был допуск высшего уровня. По-другому такую научную ценность из лаборатории не увезти. А у кого есть такой допуск?

- У коммандера, - подумав, сказал Мирель. – На нем сходится все: он контролирует безопасность, он мог нажать на старого мастера, у него свободный вход-выход во все отсеки. И он очень старался свалить все на меня. Любым способом, вплоть до пыток.

- Но Изабелла убила трех его подчиненных. Она явно не на его стороне, - возразил Арман. – Скорее, это кто-то из совета директоров.

- Директора под контролем у Таны Тарос, а она единственная, кто мне помогал, - покачал головой Мирель. – К тому же ей в одиночку с таким грузом не справиться. Да и твоя Изабелла с ней вроде не связана.

- Тогда, может быть, председатель совета ученых? – спросил Арман.

Думать на старого Ларса Линдквиста никому не хотелось – уж слишком безупречная репутация была у этого старца.

- Лена обмолвилась, что он добровольно отказался от биокоррекции, - нехотя заметил Мирель. – А ведь ему предлагали. В любом случае, нам нужно спасти Елену. У меня мурашки по коже бегут, когда я думаю, что может сделать с ней эта фанатичка.

- В другое время я посоветовал бы вызвать охрану, но сейчас…

- Да, коммандер нам тут не помощник. Он скорее набросится на меня, чем побежит кого-то спасать. Кроме того, он только что потерял подчиненных.

- Выходит, нам придется все делать самим? – вопросительно взглянул на него Арман.

- А ты ходить можешь?

- Зачем ходить, когда можно ездить? – подмигнул гаитянин.

Он воткнул проводок в разъем на затылке, спрятанный под курчавой шевелюрой. Второй конец проводка он закрепил в разъеме инфосети. Глаза закрылись, а по поверхности линзы, торчащей средь лба, заскользили строки программного кода и колонки цифр.

- Нашел, - негромко проговорил он. – Вижу личный код твоей девушки. Она быстро движется в хвостовой отсек, видимо, на платформе. Изабелла должна быть при ней.

- Что ей нужно в хвосте? – обеспокоенно спросил Мирель. – Там же…

- Да, - подтвердил Арман. – Там двигатели. И атомный реактор.

 

 

Никто не пустил бы их близко к реактору, если бы не набор электронных ключей. Мирель пользовался им, как волшебник. Кландестин высунулся из кармана и недовольно запищал.

- Ох, чует животное, что не туда мы полезли! – проговорил Арман.

Энергетический отсек служил атомным сердцем станции. Благодаря ему она маневрировала и ускорялась, благодаря ему во всех помещениях сиял яркий свет, росли растения, гудели вентиляторы воздушной системы, трудились роботы, на ходу перестраивая корабль. Обычно в его залах, коридорах и контрольных пунктах дежурила рабочая смена, но сейчас Мирель не замечал ни души.

- Куда все подевались? – с беспокойством спросил он.

- Прошел приказ – всем покинуть отсек, - закрыв глаза, сообщил Арман.

Он продолжал скачивать информацию напрямую из инфосети.

- Кто его отдал?

- Кто-то очень влиятельный, - прикусив губу, ответил Арман.

Он уверенно правил тележку прямо к центру управления реактором, за стенами которого кипела в магнитных тисках управляемая термоядерная реакция.

 

 

Мирелю никогда прежде не доводилось бывать в реакторном отсеке – его место работы ограничивалось жилыми кварталами и лабораториями. Судя по навигационной карте, центром всей хвостовой части станции служил контрольно-распределительный зал. На этот раз Мирель решил преподнести загадочной сопернице сюрприз и полез в зал не через узкую вентиляцию, а через технический ход, отвечающий за освещение и электронные коммуникации. Они выбрались из люка под широкой приборной панелью. Арман высунулся, оглядел круглый зал, и пара антенн радостно колыхнулась над курчавыми волосами.

- А вот и ящики с антивеществом! – оживленно прошептал он. – Но зачем она их стащила?

Мирель проследил за его взглядом: вдоль стены громоздились один на другом контейнеры с перевернутой буквой «А» на боку. Крышки двух контейнеров валялись на полу, внутри виднелись пустые ячейки с торчащими проводками.

- Для чего нужны эти заряды? – поинтересовался Мирель.

- Антивещество содержится в электромагнитном поле, не дающем ему контактировать со стенками капсулы, - попытался объяснить Арман. – Стоит отключить капсулу от подпитки – материя соприкоснется со стенкой и превратится в мгновенное излучение. Яркий взрыв, сжигающий все вокруг. Сделать это можно только вручную, так как случайные сбои исключены.

- Вручную – значит сорвать провода?

- Или отключить автозащиту с командного пункта, а затем перекрыть питание контейнеров.

Арман бросился к ящикам, однако добраться до них не успел: над его головой просвистела очередь из острых игл. Изабелла Бернар сидела в кресле главного инженера смены и держала на мушке  гостей.

- Руки за голову! Лечь! Лицом в пол! – скомандовала она.

Мирелю пришлось выполнить команду, однако он успел окинуть зал взглядом. Контрольный пункт представлял собой просторное круглое помещение, разделенное на две половины. Одна половина была сплошь загромождена приборными панелями, на которых мигали экраны со множеством данных, цифр, графики и обрывочных текстов. Второй полукруг был отделан матовым непрозрачным стеклопластиком.

Изабелла была одета в тот же светло-бежевый камуфляж, отчего сливалась с креслом, в котором сидела. Она приблизилась и ткнула Армана в затылок стволом игломета.

- Не суетись, мой бывший босс, - насмешливо проговорила она. – Я знаю, куда стрельнуть, чтобы тебе было больно.

Она обшарила ладонью курчавую голову и обломила пару антенн. Арман взвыл от боли.

- Капсулы с антивеществом заложены под генератор магнитного поля. Ты ведь знаешь, что случится, если магнитные зеркала перестанут работать? – спросила она.

- Неуправляемая цепная реакция, - сквозь боль прошипел Арман.

- Говоря по-простому, большой атомный взрыв, - тихонько, будто успокаивая, проговорила Изабелла и вырвала проводок из его затылка. – И мощность взрыва будет такой, что весь «Дракончик» сгорит, как мотылек на свече.

- Что за безумие? – не удержался Мирель. – На станции двенадцать миллионов человек.

- У них нет будущего, - отозвалась террористка.

- Но ты сама тоже сгоришь!

- Я не боюсь. Я верю в бога и вечную жизнь. Кто верит в рай – тому ничего не страшно.

Она приложила палец к одному из экранов, и матовое стекло стало прозрачным. За ним виднелся огромный, уходящий в глубину хвостового отсека зал, с пола до потолка заставленный агрегатами самых невероятных конструкций и видов. Но взгляд Миреля привлекли не они.

На переднем плане тянулись ввысь три толстых стержня из сверхпроводниковых материалов. К среднему была привязана знакомая фигура в светлом спортивном костюме с красными узорами. Руки Елены были опутаны проводами, ее золотистые волосы безвольно свисали на грудь.

- Лена! – заорал Мирель, не обращая внимания на дуло, которым тыкала его террористка.

Но звук его голоса не мог пройти сквозь стеклопластик.

- Сверхпроводниковые стержни должны охлаждаться, - медленно говорила над ним Изабелла. – Для этого они выводятся в открытый космос. Стоит мне дать команду – и откроются люки в вакуум. Стержень вынесет к звездам твою подружку. Но она звезд не увидит. От перепада давления кровь вскипит в ее венах и порвет их изнутри.

- Зачем тебе это? – бессильно прошептал Мирель.

- Затем что ты все нарушил! – взорвалась Изабелла от ярости. – Какого дьявола ты совался, куда не надо? Все шло, как по маслу, и тут ты со своей подружкой. Сидел бы себе и ждал часа, когда все превратится в дым. Это было бы быстро, никто даже не понял бы, что случилось.

- Так это ты украла саркофаг бессмертия?

- Я, не я – какая разница?

- Зачем тебе бессмертие, если жить будет негде?

- Ты маленький и несмышленый глупыш, - пихнула его ботинком террористка. – Жить вечно может только душа. Тело бренно и смертно. Бог освобождает душу, чтобы подарить ей вечную жизнь в раю. Пытаясь задержать душу в теле, человек сам оставляет ее без рая. В этой чудовищной ошибке – вся глупость человека и его ничтожество перед богом.

Боковым зрением Мирель разглядел, что молния на спине Армана бесшумно расстегивается, и из-под джемпера выдвигается пара механических лап. Он попытался отвлечь Изабеллу и с жаром заговорил:

- А с чего ты взяла, что отправишься в рай? Кажется, ты собираешься совершить большой грех.

- Я достаточно настрадалась, - возразила Изабелла. – С ранних лет я была слишком красивой. Ты думаешь, это дар? Как бы не так! Мужчины видели во мне только игрушку. Поиграют – и выбросят. Есть лишь один мужчина, которого я полюбила по-настоящему. И ради него я готова на все. Бог посылает мне испытания, чтобы проверить – готова ли я? И если я пройду испытание, то рай мне гарантирован. А вот вам приготовлено огненное пекло. И уже очень скоро вы в него окунетесь!

Она уселась на корточки перед Мирелем. Легкая усмешка искажала ее лицо с безупречными классическими чертами. Морщинки собрались вокруг глаз и на лбу, карие глаза из-под тонких бровей буравили его взглядом. И тут механический манипулятор Армана совершил резкий рывок и схватил игломет за дуло.

Изабелла отпрянула и нажала на спусковой крючок. Поток игл посыпался во все стороны, экраны на стенах растрескались и зазвенели. Арман вскочил, но острые иглы впились ему прямо в грудь. Гаитянина переклинило, его механические манипуляторы повисли, и он застыл без движения, как сломанный робот.

Мирель вцепился в ботинки Изабеллы и резким рывком опрокинул ее. Последняя очередь игл ушла в потолок, и автомат заглох.

- Пульки кончились? – усмехнулся Мирель, вырывая игломет из ее рук.

Но террористка извернулась и выскочила в распахнувшиеся двери. Мирель понесся за ней. Они оказались в камере для агрегатов магнитного поля. И тут Мирель забыл обо всем. Перед ним висела Елена, привязанная к толстому стержню проводника. Он бросился распутывать ее, приговаривая:

- Потерпи чуток, я тебе помогу!

Девушка безвольно сползла ему на руки. Он принялся хлопать ее по щекам, крича:

- Лена, очнись!

Девушка открыла глаза и слабо улыбнулась.

- Я знала, что ты не дашь мне пропасть, - тихо проговорила она.

Внезапно в ее глазах мелькнула тревога. Мирель обернулся и увидел, что Изабелла подсоединяет провода к небольшим капсулам, привязанным к соседним стержням.

- Сейчас капсулы аннигилируют! – испугалась Елена.

Мирель поднял ее на руках и понес к выходу. Раздвижные двери захлопнулись у них за спиной. Сквозь прозрачную стену было видно, как Изабелла манипулирует управлением на маленьком планшете, зажатом в ее ладонях. Арман все еще стоял в позе робота, однако глаза его бегали по сторонам.

- Вакуумные люки! – через силу процедил он одними губами. – Открывайте!

- Ты с ума сошел! Мы вылетим в трубу! – не понял его Мирель.

- Дурень! В агрегатном отсеке!

- Он говорит, что люк нужно открыть над головой террористки, - объяснила Елена.

Мирель дико расхохотался от собственной непонятливости, пристроил Елену на кресло и бросился к контрольным экранам. Найти нужный оказалось не так-то просто, однако опыт его сказался, и вскоре все три люка, к которым тянулись сверхпроводниковые стержни, начали раскрываться. В агрегатном отсеке загорелись оранжевые огни, предупреждая о выходе воздуха и падении давления.

Изабелла затравленно взглянула на мигающие лампы, показала Мирелю экран планшета и надавила на него пальцем. Тотчас за прозрачным стеклом полыхнули три ослепительные вспышки. Они залили белым огнем и изящную фигурку в камуфляже, и блестящие агрегаты. Стекло потеряло прозрачность и вновь стало матовым.

 - Она взорвала генераторы магнитных зеркал! – взвыл Арман. – Реактор перегреется и рванет!

- Что теперь делать? – растерялся Мирель.

- Для начала помоги мне!

Елена первой сообразила, что нужно вытащить иглы, застрявшие в сервомоторах  Армана. Гаитянин расправил плечи и взмахнул манипуляторами.

- Дело дрянь! – заключил он, просмотрев данные с телеэкранов. – Мне нужен канал экстренной связи с советом директоров.

Мирель повозился с электронными отмычками, висевшими на его поясе, перепробовал несколько и подключил экран экстренной связи. В приемной совета виднелись всего две фигуры. Тана Тарос и Сержик сидели за чайным столиком и мирно наслаждались тишиной и покоем.

- Госпожа председатель, - загрохотал Арман, - у нас акт саботажа. Террористка подорвала генераторы магнитных зеркал.

Председательница и ее друг уставились на экран, видимо, не до конца понимая, что произошло.

- Реактор перегревается! – выходя из себя, заорал Арман. – Термоядерная реакция становится неуправляемой!

- Починить еще можно? – первым пришел в себя Сержик.

- В штатном режиме было бы можно. Но сейчас зеркала пробиты, и их заливает плазма. Любой, кто сунется, сам превратится в прах. Когда щиты сгорят окончательно, будет атомный взрыв.

- Сколько у нас времени? – деловито осведомилась Тана.

- Час! – ответил Арман.

- Паники не поднимать, - распорядилась председательница. – Все трое – быстро ко мне. И никому ни слова!

Елена попыталась подняться с кресла, но перекосилась от боли. Мирель расстегнул ее куртку. Под прозрачной блузкой виднелись порезы и ожоги, оставленные проводами. Из ран сочилась кровь, окрашивая блузку в багровый цвет.

- Вот бы мне сейчас в саркофаг! – улыбнулась Елена.

 

 

Елена продолжала истекать кровью, пока скоростная платформа несла их к помещеньям совета. Арман все еще тормозил: его переклинивало при каждом движении. Мирель ворвался в приемную, схватил Тану за край белого жакета и закричал:

- Моей девушке нужна помощь!

Председательница совета директоров отвела глаза.

- Уже ничего не исправить, - проговорила она. – Ядерный взрыв неизбежен, колония обречена. Используй оставшиеся минуты, чтобы побыть вместе с любимыми.

- Но я хочу ей помочь!

Мирель так встряхнул председательницу, что та испугалась. Сержик вскочил, загородил ее и оттолкнул Миреля:

- Эй, не лезь!

- Тебя тут еще не хватало! – махнул на него рукой Мирель, подхватил Елену и понес ее в лазарет.

Медицинское оборудование в директорате считалось одним из лучших, но Мирель никак не мог его найти, хоть и пинал все двери подряд. В зале для отдыха виртуальная анимация воспроизводила обстановку, оставленную далеко на Земле. Рассеянный свет мягко лился в подземную пещеру, заполненную водой. Посреди озера высился каменный остров, на котором поблескивала белая медицинская капсула с прозрачной крышкой. Разноцветные кнопки мигали на покатых бортах.

- Вот она, капсула генной коррекции! – слабым голосом проговорила Елена.

- Что? – не понял Мирель.

- Саркофаг вечной молодости, - прошептала девушка.

Ее губы приобрели нездоровый синеватый оттенок.

- Здесь, в совете директоров? – удивился Мирель. – Ты знаешь, как им пользоваться?

- Он автоматический. Просто положи меня внутрь и захлопни крышку.

Мирель побрел к острову. Вода в озере оказалась настоящей – в полу журчал фонтан, который так вписывался в виртуальный пейзаж, что анимация не отличалась от реальности. Арман торопился за ними, едва переставляя ноги.

Елена сама нашла нужную кнопку. Прозрачная крышка откинулась. Мирель устроил ее на мягком ложе.

- Теперь нужно подождать, пока отработает программа, - сказала Елена.

Мирель устроился на камне, глядя сквозь прозрачный пластик, как меняется лицо девушки. Из синевато-бледного оно становилось розовым, щеки приобретали румянец. Пятна крови больше не растекались по куртке.

Через двадцать минут крышка сама распахнулась. Девушка сладко спала. Мирель бережно вынул ее и погладил по волосам. Она открыла глаза и улыбнулась.

- Как ты себя чувствуешь?

- Превосходно.

Он оглядел ее раны – на их месте остались едва заметные шрамы.

- Скоро и они затянутся, - проговорила Елена. – Теперь твоя очередь. Ложись в капсулу.

Мирель заглянул в саркофаг. Внутри было так спокойно, так тихо.

- Эта штука правда дает вечную жизнь? – спросил он.

- Сам ответишь через тысячу лет, - улыбнулась Елена.

- Сколько нужно лежать?

- Всего двадцать минут.

Мирель резко отстранился от капсулы.

- На это нет времени. Станция скоро взорвется.

- А что мы можем сделать?

- Найти Ларса Линдквиста. Возможно, ученые что-то решат. Арман, а ты не хочешь испробовать это изобретение?

Гаитянин сверкнул черными глазами и расхохотался:

- Оцифровка сознания – вот настоящий путь к бессмертию. Моя механика связана с генетическим кодом, и если его изменить, мехчасть так переклинит, что винтиков не соберешь.

Мирель поднял на руки еще слабую девушку и понес ее к выходу. У порога, между распахнутых дверных створок, стояла Тана, преграждая им путь.

- Мы нашли саркофаг, - сообщил ей Мирель.

- Я уже догадалась, - бесцветным голосом ответила Тана.

- Кто мог его умыкнуть? Управлять техникой в лаборатории доктора Варги мог только босс рангом выше него самого. Чтобы вывезти саркофаг и не оставить следов в инфосети, нужен допуск высшего уровня. Обвинить меня в саботаже, натравить коммандера и его свору мог только очень большой начальник. Наконец, только хозяин совета директоров мог спрятать саркофаг тут. Зачем вы это сделали, Тана?

- Ты ничего не понимаешь! – истерично выкрикнула председательница.

- Объясните! – потребовал Мирель.

- Посмотри на меня! Мне пятьдесят два года. Я уже увядаю. От былой красоты ничего не осталось. Скоро я превращусь в старую развалину. А он – молодой, сильный мужчина. Эти юные шлюхи так и вешаются ему на шею. Думаешь, я не знаю, что он мне изменяет?

Я уже четверть века на руководящей работе. Должность отнимает все время. Когда посвящаешь себя работе, личной жизни не остается. Кто заведет семью с трудоголичкой? Все мои попытки совместить службу с семьей разбились вдребезги. Я уже давно ничего не ждала, когда мне встретился он. Настойчивый, амбициозный. Он взял меня своей целеустремленностью, своим горячим желанием чего-то добиться. Я не могу его упустить, понимаешь? Я должна быть молодой и красивой. Только тогда он останется со мной навсегда.

- Вы уже пользовались саркофагом?

- Да. Теперь, если Левент Варга не врал мне, я стану бессмертной. Бессмертной и  юной, как древние боги.

- Но станция скоро взорвется! У нас осталось сорок минут!

- Делай, что хочешь, - устало сказала Тана. – А я сделаю, что хочу я.

Она шагнула назад. Дверь захлопнулась. Мирель поставил Елену на пол и начал перебирать ключи, но ни один из них не срабатывал.

- Она нас заперла, - сделал он вывод.

Неожиданно из вентиляционных решеток повалил сизый дым. Елена вдохнула и зашлась от кашля.

- Отравляющий газ! – мгновенно проанализировал Арман.

Мирель взял девушку на руки и побрел обратно, к искусственному озеру. Но клубы дыма наполнили комнату доверху. Дышать стало нечем. Мирель не выдержал и глотнул сизого яда. Руки его опустились, Елена выскользнула и упала в воду.

 

 

***

 

 

Мирель приоткрыл глаза. Восьмиугольный коридор, рев сирен и мигание аварийных ламп. Над ним склонилось черное лицо с курчавой шевелюрой и обломками двух антенн.

- Где Лена? – спросил Мирель.

- Рядом с тобой.

Девушка уже приходила в себя. Лицо ее было розовым, алые губы дрожали.

- Не беспокойся, ее теперь просто так не возьмешь, - сказал Арман, помогая ему подняться.

- Как ты нас вытащил?

- Взломал дверной код.

- А почему ты не отравился?

- Сюрприз! Фильтры в дыхательных путях. Искусственные органы имеют свои преимущества.

 

 

- Как двум любовникам спастись в такой кутерьме? – рассуждал Мирель, пока транспортная платформа несли друзей по пульсирующим от сигнализации коридорам. – Куда деться среди пустого космоса?

- Мы не в пустыне, - напомнила Елена. – Рядом планета.

- Ах да, планета, - прикусил губу Мирель. – Дед монтировал там какой-то модуль. После этого он стал сам не свой. Что с ним могло случиться?

- Но планета необитаема, - возразил Арман. – На ней невозможно жить. Еще никогда станция не оставляла людей на верную гибель в пустынных мирах.

В зале ученого совета царил переполох. Руководители направлений собрались за длинным столом, но ни один из них не мог усидеть. Они вскакивали, размахивали руками и орали друг на друга, вытирая вспотевшие лица. Только седой старец Ларс Линдквист, разместившийся во главе, молча взирал на них и не произносил ни слова.

Мирель двинулся прямо к нему, но дорогу преградил коммандер Хавьер Руис.

- Нет времени! – крикнул Мирель и попробовал его оттолкнуть.

Однако коммандер сам уступил путь и проговорил:

- Я ошибался. Прости! Чем помочь?

Они подошли к академику. Мирель заговорил:

- Я нашел, кто все это подстроил: Тана Тарос, председатель совета директоров.

Ученые онемели.

- Зачем это ей? – спросил старец.

- У нее молодой любовник, с которым она хочет жить вечно.

- Тут должно быть что-то еще, - покачал головой седой Линдквист. – Найди ее и как следует расспроси.

- Я ее арестую! – тотчас вызвался Руис.

- Обыщите директорат, - велел ему Линдквист. – Если саркофаг еще там, возьмите его под охрану.

Коммандер подвез всех троих на служебной платформе. Клубы ядовитого дыма уже выветрились из комнаты с искусственным озером, анимация отключилась, вместо чудесной пещеры сиротливо белели  голые стены.

- Вот тут, тут он стоял! – заволновался Арман, показывая на голый остров.

- Увезли. Без него они с места не сдвинутся! – огляделся по сторонам Мирель.

- Из-под земли достану! – зарычал коммандер, выскочил в коридор и начал вышибать все двери подряд.

Его усы встали дыбом, вид внушал ужас. Арман последовал было за ним, но Мирель придержал его и включил инфоэкран. Проекция станции пестрела, как всегда, множеством линий и движущихся точек. Личный чип Таны нигде не светился, и даже автоматический поиск не дал результата.

- Должен же у нее быть какой-то план, - пробормотал Мирель, прикладывая пальцы то к одному, то к другому разделу экрана. – Ведь госпожа директриса хотела вечной любви, а не мгновенной смерти. Наверняка у нее в рукаве спрятан козырь, и сейчас самое время его потянуть.

- А почему эти точки не движутся? – спросила Елена, указывая на сектор по соседству с причальными доками.

- Умничка! – воскликнул Мирель. – Это статическая картинка. Ей закрыли телеметрию, идущую в режиме реального времени. Здесь что-то припрятано.

 

 

Навигатор платформы сам выбрал маршрут и привез их к закрытому сектору. В дальнем конце коридора две молоденьких практикантки в коротеньких юбочках пытались протащить мимо электронного стража объемный ящик с плазменным топливом. Увидев незнакомцев, они встрепенулись, как напуганные стрекозы, и бросились в боковые проходы. Ящик рухнул на ковер. Елена наклонилась над ним и сказала:

- Такую энергию потребляет только очень мощный прибор. Саркофаг здесь!

Арман приложился к электронной системе и вырубил стража. Они прошли сквозь распахнувшиеся двери и оказались в огромном помещении, потолок и дальние стены которого терялись во тьме.

- Где мы? – спросила Елена.

- Это причальная палуба, - ответил Мирель.

- Но ее нет на карте, - возразила девушка.

- Вот именно. На нее закрыт доступ. Только генеральный директор может спрятать от всех целый сектор.

Слева виднелась башня, на вершине которой сквозь прозрачные стены  проглядывал ярко освещенный диспетчерский пункт. А впереди, перед огромными раздвижными створами ангара, стоял новенький шаттл, похожий на чайку, расправившую крылья. Сопла уже дымились от пробных запусков двигателей, работавших на холостом ходу.

- Запустить автоматику может только диспетчер, - сообразил Мирель. – Там и нужно искать нашу преступницу.

- Для нас главное – спасти биокапсулу, - возразила Елена.

- Ищите ее на шаттле! – убегая, воскликнул Мирель. – А я заблокирую башню.

Он промчался к прозрачной шахте лифта, ведущего в диспетчерскую. Подъемник мигом донес его до вершины. Перед тем, как выйти в зал из переходного отсека, Мирель выудил из-за пазухи свой личный чип и приложил к терминалу. Огни в башне погасли, оставив лишь слабые отблески автономных светильников. Техника отключилась, лифт застрял в стеклянной колбе шахты. Кландестин высунул нос из кармана и беспокойно завертел головой. Мирель намотал цепочку с чипом ему на шею и подтолкнул в узкий технический лаз:

- Быстро дуй к нашим! Меня тут могут ждать.

Крыса оглянулась, а затем ловко начала пробираться через сплетения проводов. Мирель ворвался в диспетчерскую, тускло освещенную остатками питания. Кресло дежурного было повернуто спинкой, над которой виднелась пышная светлая шевелюра. Сидевший пыхтел, силясь взвести ключ на старт. Мирель крутанул вращающееся кресло, и владелец пышной шевелюры обернулся к нему лицом.

- Это ты? – не сдержал удивления Мирель.

- А кого ты хотел тут увидеть? – ответил насмешливый голос.

Прямо в лицо ему смотрели нахальные голубые глаза. Чистая кожа, увлажненная кремом. Ни единой щетинки на гладко выбритом подбородке. Пухлые розовые губы, скривившиеся в ухмылке.

- Ах ты, гад! – заорал Мирель и схватил сидящего за грудки. – Как я сразу не догадался? Тана не решилась бы угробить станцию вместе с живыми людьми. Она верой и правдой служила им долгие годы. Ее мог подбить только тот, от кого она потеряла голову. И конечно, им оказался самый знатный красавчик: месье Сержик Суляпин!

В самом деле: перед ним сидел молодой, подающий большие надежды глава департамента освоения экзопланет.

Сержик рассмеялся и похлопал его по рукам:

- С того момента, как покойный доктор Варга провел первую удачную коррекцию гена старости, мир изменился. Он разделился на бессмертных и смертных. Угадай, кто из них должен жить, а кто – умереть.

- И конечно, ты успел войти в число бессмертных?

- А как же? Кто упустит такой шанс? Хорошая новость: метод работает. А теперь плохая: на планетной базе найдется место только для меня и моих женщин.

- Так вот куда ты собрался удрать? Дед монтировал не модуль, а базу. Чем ты его подкупил?

- Твой старик был неподкупен. Но мне удалось разжечь его зависть. Я сказал, что биологи скрывают метод омоложения, и не хотят делиться с такими старыми пнями, как он. Дед переполнился праведным гневом и помог отвлечь внимание, пока я увозил саркофаг.

- Дед погиб, потому что ты обманул его. И как долго ты думаешь протянуть на безжизненной планете?

- Вечность. Ресурсов достаточно.

- А все остальные?

- Пусть летят, куда хотят.

- Они не улетят. Реакторы вышли из-под контроля. Скоро они взорвутся, и все живые умрут.

- Они смертны. Сейчас или потом – какая разница?

- И что ты будешь делать целую вечность в окружении своих женщин?

- У меня большие планы. Мы дадим жизнь новым поколениям людей, и все они будут моими потомками. Возникнет новое человечество, для которого я буду не просто родоначальником, а божеством. Избранным я пообещаю бессмертие, и за это они будут служить мне, как богу. Исполнять любую мою волю. Бессмертие нельзя дарить кому попало, иначе оно потеряет ценность. Мечта о нем ляжет в основу новой цивилизации, какой не видела история – разве это не великолепно?

- И, как положено языческому богу, начаться все должно с жертвы? С двенадцати миллионов людей, горящих в топке реактора?

- Мне жаль. Я не планировал убивать их. Но моя милая Изабелла  перестаралась. Я давал ей задание всего лишь зачистить следы наших контактов со стариком, но ты прижал ее к стенке, и она показала, что такое любовь.

- Так она это сделала из любви? К тебе? И за что только они в тебя влюбляются?

Сержик самодовольно расхохотался:

- Тебе этого не дано. Ты не родился красавчиком. Вряд ли кто-нибудь огорчится, когда ты развеешься в прах.

Мирель зарычал от ярости и набросился на Сержика, но тот ловко ткнул в него электроимпульсным излучателем, и Мирель покатился по полу, извиваясь от боли. Сержик наклонился над ним и дал еще разряд. Миреля перекосило.

- Вижу, тебе это нравится, - заключил Сержик. – Полежи пока здесь. А я отправляюсь на планетную базу.

- Не выйдет! – через боль расхохотался Мирель. – Не забывай, что я техник. Пункт управления – мое хозяйство. Я отключил питание, и теперь ты застрянешь тут вместе со мной. Сгорят все – сгоришь ты.

- А если я попрошу тебя снова включить питание? – вкрадчиво спросил Сержик.

- Я тебе откажу! – торжествуя, выкрикнул Мирель.

- Мне придется тебя убедить! – скривился Сержик.

Он обмотал лежащего Миреля проводами и соединил их с импульсным излучателем. Разряд – и в глазах Миреля все померкло от болевого шока.

- Я буду нажимать на эту красную кнопочку раз в минуту, - сообщил Сержик. – Когда образумишься – дай знать.

Он обыскал связанного Миреля.

- Где твой чип? – бледнея, спросил он.

- Его нет, - едва ворочая языком, проговорил Мирель. – Я не такой дурак, чтобы принести его тебе в руки.

Сержик завопил и дал еще импульс. Мирель на миг потерял сознание, но тут же пришел в себя. Перед глазами плыли темные пятна.

- Долго ты не выдержишь. Не мучайся, скажи сразу, - тяжело дыша, потребовал Сержик.

- Долго не будет, - слабо выговорил Мирель. – Реакторы взорвутся через тридцать минут.

Сержик завизжал тонким голосом и начал посылать импульсы один за другим. Синие разряды пробегали по проводам, прожигая на комбинезоне Миреля горелые полосы. Запахло паленой кожей и человеческим мясом. Мирель держался еще несколько минут, а после провалился в забытье.

 

 

Как и все обитатели станции, Мирель никогда не бывал на Земле. Но сейчас ему снилось, что он летит над лазурным океаном, а вместо рук у него крылья, и соленые брызги волн бьют ему в лицо.

- Очнись, любимый!

Он распахнул глаза. Над его головой, за прозрачной крышкой саркофага, виднелось заплаканное лицо Елены. Кландестин в ее ладонях пытался ухватить лапками чип, на цепочке свисающий с толстой шейки. Одна из слез упала на крышку и покатилась вниз, оставляя на пластике долгий след. Капсула сама распахнулась, давая знать, что автоматическая программа свое отработала.

- Как ты себя чувствуешь? – спросила Елена, склоняясь над ним.

- Как яблочко! – улыбнулся Мирель. – Боль прошла. И… надо же! Вот это да!

Он разглядывал свое отражение в блестящем бортике саркофага. Сквозь дыры изодранного комбинезона виднелись затянувшиеся раны, но самое удивительное: на его лице больше не было страшных ожогов.

- Сколько я тут пролежал?

- Десять минут.

- И что, теперь я бессмертный?

- Если бы! – через слезы улыбнулась Елена. – Десяти минут хватит только на то, чтобы подлечить. Никто не знает, что будет дальше. Может, ты теперь проживешь лет на триста дольше, чем остальные…

- А остальным осталось не больше четверти часа! – припомнил Мирель.

Он ловко выскочил из капсулы и опустился на пол. Елена склонилась ему на плечо, Мирель обнял ее и погладил по волосам.

- После нежничать будете, - прервал их Арман. – Нужно поймать этого упыря.

- А где он?

- Удрал. Нам пришлось включить питание, чтобы спасти тебя. Когда мы вошли, его уже след простыл.

Мирель огляделся. Саркофаг на широкой платформе стоял прямо под днищем шаттла.

- Для нас главное – сохранить технику омоложения, - сказала Елена. – Это труд нескольких поколений, он не должен пропасть.

- Везите саркофаг в ученый совет, - решил Мирель. – И оставайтесь на мостике –  мне понадобится ваша помощь.

 - А ты? – испугалась Елена.

- Я задержусь. Может, не все еще потеряно.

Мирель посадил крысу на крышку капсулы и отправил платформу в путь. Друзья помахали ему руками и поехали к выходу из ангара. А Мирель поднялся по лестнице в темное чрево шаттла.

Грузовой отсек доверху был наполнен запасами еды, топлива и кислорода. Все громоздилось такой горой, что Мирелю едва удалось пробраться на пассажирскую палубу. Едва он вылез из люка, как на него налетела визжащая девица в коротенькой юбочке. Он закрылся руками, но девица проскочила мимо, не обратив на него внимания, распахнула дверь и принялась спускать пассажирский трап. За ней пробежала Тана Тарос с перекошенным от гнева лицом. Председательница вцепилась девице в волосы и принялась беспощадно их драть, выкрикивая:

- Вон отсюда, бесстыжая шлюха!

Из глубины салона появился Сержик и попытался унять Тану. Та бросила девушку и обернулась к нему.

- Ты хотел взять с собой этих молоденьких сучек? – истошно закричала она. – Сколько тебе их надо? Десять? Двадцать? А как же я? Ведь ты клялся, что я у тебя одна!

- Танечка, успокойся, - забормотал Сержик.

Его лицо выглядело бледным и испуганным.

- Девушки понадобятся, чтобы восстановить популяцию, - продолжал он неуверенным тоном. – Ведь нам предстоит родить новое человечество. Только представь: ты будешь всеобщей матерью, а я – всеотцом…

- А они кем будут? – орала Тана, указывая на таких же девиц, столпившихся поодаль.

- Да успокойся же! Сейчас не время для истерик! – теряя самообладание, заорал в ответ Сержик.

Они были так увлечены ссорой, что не обращали внимания на окружающих. Мирель зарычал, выпрыгнул из люка и вцепился в противника. Сержик вздрогнул и изо всех сил отшвырнул его от себя.

- Как ты здесь оказался? – завопил он. – Почему ты не сдох?

- Значит, я должен был сдохнуть? Это твой план? – в ответ закричал Мирель.

Юные девицы воспользовались паузой и бросились к выходу. Тана ворвалась в их толпу и принялась лупить по раскрашенным лицам, вопя:

- Вон с моего корабля!

А Мирель и Сержик уже катались по полу, сцепившись, между рядами кресел. Сержик оказался сверху и принялся молотить его кулаком. Удары оказались намного сильнее, чем можно было ожидать от такого красавчика. Мирель попытался вывернуться, но противник крепко сжимал его. Наконец, тот запыхался и перевел дыхание.

- Вижу, ты держишься молодцом, – горячо зашептал Сержик, склоняясь к его лицу. – Тоже попробовал саркофаг? Ну и как это – знать, что станешь бессмертным? Если, конечно, кто-нибудь не убьет тебя раньше?

Мирель сделал рывок, чтобы сбросить противника, но эта попытка была жестко пресечена.

- Ты мог бы улететь с нами, - продолжал шептать Сержик, обдавая его слюной. – Не будь дураком! Впереди – вечность! У нас есть все – женщины, воздух, вода, и бесконечное время, чтобы построить свой мир. В нем мы будем богами. Подумай – богами!

- Зачем тебе я?

- Я не справлюсь один с этой бабьей толпой. Кто-то должен помочь мне управиться с саркофагом. Выгружать его придется вручную.

- Ты опоздал. Саркофаг уже едет на мостик.

Сержик неистово закричал и принялся изо всех сил колошматить Миреля по лицу. Но тот и в самом деле выдерживал удары лучше, чем прежде. Действие саркофага уже укрепило его организм. Сержик между тем потерял над собой контроль. Он вкладывал в удары всю свою ярость, собираясь забить врага до смерти.

Мирель выждал, пока тот поднимет обе руки, и сбросил его с себя. Сержик упал навзничь и ударился затылком о кресло, но выдержал и лишь принялся неловко барахтаться, пытаясь подняться. Мирель подскочил и заехал ему в грудь ботинком. Потом в живот. Потом в голову. Потом…

- Хватит! Сдаюсь! – завопил Сержик.

 

 

Все девицы уже разбежались.

- На шаттле всего пара десятков мест, - говорил Мирель, спуская связанного Сержика по трапу. – Кому их занять – решит ученый совет. А ты разделишь судьбу тех двенадцати миллионов, которых обрек на гибель.

Едва их подошвы коснулись палубы, как из-за стоек шасси выскочила Тана,  набросилась на Миреля и впилась в него холодными, посиневшими пальцами. Не ожидавший нападения Мирель покачнулся. Сержик вырвался и принялся бешено лягать его, пока не повалил.

Тана быстро освободила запястья Сержика и жарко шепнула ему в ухо:

- Летим! Ты и я!

Он кивнул и бросился вверх по трапу. Тана задержалась у распростертого Миреля и въехала ему ногой в солнечное сплетение.

- Ты все чуть не испортил! – со злостью сказала она.

- Одного не пойму, - задыхаясь, проговорил Мирель, - зачем ты отпустила меня из-под стражи?

- Этот усатый олух быстро бы понял, что ты ни в чем не виновен, и начал бы искать настоящих преступников, - расхохоталась Тана. – Было забавно пустить его по ложному следу, чтобы он погонялся за тобой, как ищейка за куклой. А мы выиграли время.

Но Мирель смотрел не на нее, а на шаттл, из сопел которого вырывалось пламя. Огромные двери ангара засветились оранжевыми лампами, предупреждая, что готовятся раскрыться.

- Пока ты тут возишься, твоя любовь удирает, - сказал он.

Тана оглянулась и с удивлением уставилась на люки шаттла, которые с мягким шорохом закрывались.

- Сержик! Постой! Я еще тут! – слабо выкрикнула она.

Однако пассажирский трап уже исчез в глубине корабля. Дверца плотно прижалась к борту, не оставив ни щелочки в гладкой стенке. Тана ринулась под брюхо машины, где еще продолжала движение створка грузового отсека, вцепилась руками в край дверцы и повисла на ней. Но дверца так резко прижала ей пальцы, что она вскрикнула и рухнула на пол.

- Сержик! Меня не забудь! – завизжала она.

- Сейчас он откроет ангар, - сказал Мирель, поднялся и, прихрамывая, побрел к выходу из отсека. – Слышишь, ты, любовь всей его жизни? Быстро за мной, иначе вылетишь в пустоту!

Но Тана его не слушала. Она носилась вокруг шаттла и махала руками, пытаясь привлечь внимание Сержика, чей силуэт мелькал в кабине пилотов. Она подпрыгивала, голосила и цеплялась за шасси, все еще не в силах поверить, что любовник ее бросает.

Мирель придержал дверцы переходного отсека и крикнул:

- Сюда! Быстро!

Но по ангару уже разносилась сирена, предупреждающая, что начался спад давления. Дверцы отсека автоматически захлопнулись. Мирель оказался в лифте, который тут же понес его прочь. Он вывел на обзорный экран изображение с палубы.

Створки ангара распахивались в открытый космос. Было видно, как поток выходящего воздуха подхватил тоненькую женскую фигурку в белом костюме и вынес ее в космическую черноту. Двигатели шаттла взревели и выбросили столб яркого пламени. Корабль медленно поднялся над палубой и поплыл в сторону яркой планеты, освещенной далекой звездой.

 

 

Транспортная линия принесла Миреля в двигательный отсек. Он находился в самом конце «Огненного дракона», на кончике его длинного хвоста. Ядерные реакторы поглощали плазменную смесь, разогревали водород и выбрасывали его в сопла, придавая кораблю ускорение. Магнитные зеркала сдерживали управляемую термоядерную реакцию, не давая ей превратиться в мгновенный атомный взрыв.

Но теперь слаженная работа зеркал была нарушена, реактор перегревался, и огненная плазма хлестала из камеры прямо в космос, расцвечивая пустынную черноту снопом ослепительных искр.

Нечего было и думать подобраться к реакторам близко. Из контрольного зала можно было только управлять смещением сопел, меняя направление движения. Но теперь водород вытекал в пустоту, не успев достигнуть сопел, и лишь малая его часть расходовалась на то, чтобы подтолкнуть станцию.

- Я ведь знаю, что делаю? – бормотал Мирель, вскрывая ящики с перевернутой буквой «А».

В изолированных ячейках хранились капсулы из блестящего металла, каждая размером с ладонь. Внутри капсул, зажатые силовыми полями, висели в вакууме маленькие комочки антивещества.

Мирель вынул из ячейки одну капсулу – за ней потянулся тоненький проводок, подающий питание внутрь.

Несколько минут у него ушло на то, чтобы надеть скафандр, разгерметизировать отсек и выбраться наружу, в открытый космос. Он оказался на спине «Огненного дракона», на вершине его кормы. Отсюда корабль и вправду напоминал крылатого зверя, совершающего бросок, но сейчас кончик хвоста сиял недобрым багровым отсветом и стрелял языками пламени.

Держась за страховочный фал, Мирель облетел периметр и на каждой несущей ферме поставил по капсуле с зарядом. В невесомости делать это было непросто, к тому же корабль вращался вокруг оси, так что далекая звезда и большой диск серебристой планеты вертелись над головой, как карусель. Когда толстый хвост корабля оказался обвит проводами, упревший Мирель вернулся в отсек, впустил воздух, откинул стекло гермошлема и отдышался.

Рука в плотной перчатке скафандра легла на рубильник распределительного щита, с которого управлялась вся энергосистема отсека.

Внезапно прозрачная стенка, ведущая к агрегатному отделению, вспучилась и начала прогибаться. Сквозь дыры в стеклопластике ударили языки огня. Кресла дежурных, пульты, информационные панели, сделанные из жаростойких материалов, принялись оплавляться. Мирель почувствовал, как запахло палеными волосками c его бровей.

Он быстро ткнул пальцем в панель инфосети – она еще держалась. На экране показался зал ученого совета. Озабоченное лицо Армана с широко распахнутым механическим глазом склонилось над камерой – гаитянин пытался взять в руки управление двигательным отсеком. За спиной у него маячила Елена, перебирающая данные о росте температуры в реакторе. Рядом с Еленой в глубоком кресле покоился седой Ларс Линдквист. Его голубые глаза живо поблескивали из-под кустистых бровей.

- А вот и наш друг, - сказал старый Линдквист.

Он первым заметил, что Мирель вышел на связь.

- Мирель, ты жив? – обрадовалась Елена.

- Лена, прости меня, - сбивчиво заговорил Мирель. – Мне некогда даже попрощаться. Включайте маршевые двигатели на полную мощность. Ускоряйте корабль до максимума. Ваша задача – убраться как можно дальше.

- От бомбы под собственным задом не уберешься, - возразил Арман.

- Времени хватит, чтобы разогнаться до трети световой скорости. Если все выйдет, то вы улетите в открытый космос.

- А как же реакторы? – спросил Линдквист.

- Это моя забота, - сказал Мирель и отключился.

Маршевые двигатели завыли, выходя на режим полной тяги. Корабль начал разгон. Серебристая планета на экране внешнего обзора поползла вниз и пропала из виду.

Магнитные зеркала дрогнули. Пылающий хвост дракона превратился в огненный цветок, распускающийся посреди вечной космической ночи.

Остановившимся взглядом Мирель наблюдал, как меняются цифры, показывающие скорость корабля. Одна сотая световой… Одна десятая… Двадцать пять процентов, и вот наконец расчетные тридцать три, больше уже не будет…

- Внимание! Опасность! Реакция становится неуправляемой, - бесстрастным голосом сообщил автоинформатор сети.

Зажмурив глаза, Мирель изо всех сил рванул рубильник распределительного щита. Подача энергии по проводам прекратилась. Силовые поля перестали удерживать антивещество в капсулах, оно ударилось о стенки и взорвалось. Десятки ослепительных вспышек сверкнули на внешней обшивке, разрывая опоры хвостового отсека.

У разогнавшегося дракона, устремившегося в космическую черноту, начал отваливаться хвост. Еще несколько мгновений – и вся кормовая часть отделилась от жилой половины станции, превратившись в комету, пытающуюся догнать свою голову.

Несколько секунд оба обломка летели параллельными курсами, но затем мощная тяга двигателей начала отклонять хвост, потерявший центр тяжести. Мирель в объятом пламенем контрольном зале пытался управлять отклонением сопел: каким-то чудом те еще подчинялись командам, которые он отдавал вручную.

Несколько маневров – и хвост развернулся в обратную сторону. Сопла ударили раскаленным газом вслед улетающей станции, но та удалилась настолько, что пламя ее не коснулось. Со всей скоростью обломок хвостовой части понесся обратно, к планете.

Перегрузка придавила Миреля к полу, по которому пробегали языки пламени. Пока не отключились экраны, он наблюдал, как железный хвост входит в плотный слой атмосферы, как начинает сгорать от трения, превращаясь в сплошной огненный шар. Неуправляемый обломок закрутило, он начал бешено вращаться, плюясь всплесками плазмы. Миреля сдавило, а затем изо всех сил бросило на раскаленные стены, сквозь которые уже прорывалось пламя.

Подробнее: В одном миге от вечности

Романы и повести